.RU

М. С. Вдовин Государственный



М.С. Вдовин

Государственный
университет –
Высшая школа
экономики


СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫЙ И ЭКОНОМИЧЕСКИЙ
КРИЗИС XVI В. В РОССИИ: ВЛИЯНИЕ ИНСТИТУТА
СОБСТВЕННОСТИ НА ЗЕМЛЮ НА ЭКОНОМИЧЕСКОЕ
РАЗВИТИЕ









В статье рассматриваются причины и особенности формирования неэффективных земельных институтов в Московской Руси и их влияние на экономическое развитие. Предполагается, что распространение неэффективного (с точки зрения теории прав собственности) института «поместья» было вызвано интересами верховного правителя, заинтересованного в увеличении поместной собственности. Установившаяся система земельно-властных отношений негативно сказывалась на хозяйственном развитии и послужила одной из причин сельскохозяйственного и экономического кризиса XVI в.

Сельскохозяйственный
кризис XVI в.

Интерпретация данных о системе землевладения и землепользования в XIV–XVI вв., а также взглядов российских экономистов и историков позапрошлого века, исследовавших эту проблему, является целью данной работы. Интересно понять, в силу каких причин распространение получали те или иные институты собственности на землю, какие из них обеспечивали экономическое развитие и какое влияние они оказывали на развитие других социально-эконо­мических институтов. Благодаря наличию статистического материала (например, писцовых книг, финансовых документов монастырей) этот период интересен с точки зрения его исследования и позволяет использовать инструментарий институционального анализа для выявления некоторых причин и закономерностей.

Рубеж XVI–XVII вв. в российской истории неотъемлемо связывается с периодом политической нестабильности и экономического коллапса. Традиционно истоки кризиса видятся историкам во внешнеполитических (Ливонская война) и внутриполитических (опричнина Ивана Грозного) причинах, которые значительно ослабили страну и ее экономику. Утверждается, что неэффективная внешняя и внутренняя политика государства, рост налогов и неурожайные годы подорвали экономику в 70-х гг. XVI в. и привели к затяжному экономическому и политическому кризису в смутное время.

Однако, согласно статистическим данным, первые кризисные явления стали проявляться еще в 50-х гг. XVI в. и были связаны со следующими историческими фактами [Готье, 1906; Рожков, 1920; Кулишер, 2008]:

Существуют несколько версий, объясняющих причины кризиса. Как уже указывалось выше, одна из причин увязывает кризис с политикой государства, а именно с разорением крестьянских хозяйств из-за постоянных поборов и войн (Ливонская война, набеги татар). Другие исследователи рассматривают период 60–70-х гг. XVII в. как экосоциальную катастрофу, обращая внимание на то, что именно «демографический фактор обусловил перенаселение и нехватку земли в некоторых районах, ухудшающееся продовольственное положение, часто повторяющийся голод» [Нефедов, 2005].

Ни в коем случае не отрицая эти подходы, в данной работе хотелось бы предложить и другие возможные причины кризиса. Так, на основе исследования исторических документов и обращения к трудам историков конца XIX в. можно выделить институциональные корни кризиса, связанные, прежде всего, с особенностями землепользования. Для этого необходимо дать краткий исторический обзор форм собственности на землю, присущим Московской Руси в XII–XVI вв. и особенностям их становления.


^ Формирование институтов
собственности на землю
(XII–XVI вв.)


Этап 1. «Куда топор и соха ходили»


С XII в. начинается движение населения с территории Киевской Руси, переживавшей запустение, в направлении северо-востока (район Волго-Окского бассейна). Географические особенности, такие как равнинная местность и обилие рек, облегчали переселенцам задачу по освоению новых территорий. Именно в это время основываются такие города, как Москва, Дмитров, Тверь, Звенигород. Происходило и изменение торговых путей (из района Днепра в район Москвы-реки), а экономический центр Руси смещался из Киева в сторону северо-восточных княжеств, которые были менее подвержены набегам Степи.

Обычная деревня состояла всего лишь из нескольких домов, что объясняется невозможностью прокормить большее население на ограниченной территории. Примитивная система обработки земли заключалась в том, что на определенном участке вырубался и сжигался лес. Удобренная почва в течение нескольких лет давала достаточный урожай, после чего участок забрасывался – до тех пор, пока опять не зарастет лесом, а «ватага» крестьян (вырубить участок леса, а потом обработать землю одному крестьянину просто не под силу) переходила на соседний.

Формально земля считалась княжеской, за что крестьяне платили тягло. Но при этом они оставались свободными, «черными» крестьянами, а земля называлась «божья», «ничья» либо чуть позже – «земля царева и великого князя, а моего владенья». В отсутствие сформировавшейся государственной власти административные вопросы решала сельская община во главе со старостой.

Обилие неосвоенных земель (точнее лесов), обрабатываемых подсечно-огневым способом, приводило к отсутствию необходимости специфицировать права собственности. У деревень и прилежащих к ним землям в это время не существовало строгих границ: в условиях постоянного перехода с места на место достаточно было использовать отметки на деревьях, копание межей [Кулишер, 2008]. Границы определялись довольно размыто: «куды той деревни топор ходил, куды соха, куды коса ходила». Спецификация прав собственности была излишней – крестьянину всегда можно (и нужно!) перейти на новое место, чтобы обеспечить высокую урожайность. Природные условия и примитивная техника обработки земли приводили к невысоким урожаям, но в то же время обеспечивали выживание и стимулировали дальнейшее освоение территории.

Этап 2. «Что потягло исстари»

Увеличение населения постепенно приводит к появлению конкуренции за землю. Причина не в недостатке самой земли – ее по-прежнему много, – а в ограниченности земли, пригодной для ведения сельскохозяйственной деятельности. Это приводит к появлению более прогрессивных типов обработки земли и становлению институтов собственности на землю.

Во-первых, «…концом XIV в. можно датировать начало интенсивного развития на Руси трехполья, элементы которого спорадически возникали и в более раннее время. Завершение освоения земель и развитие трехполья – две стороны одного и того же процесса» [Зимин, 1977]. Трехпольный севооборот предполагает более высокую культуру обработки земли: земля делится на три участка – озимые, яровые и земля «под паром». Паровая земля, не обрабатываемая и не приносящая урожая в текущем году, является своего рода инвестицией в будущий урожай, что является несомненным прорывом по сравнению с хозяйственной логикой предыдущего периода. Инновация в сельском хозяйстве свидетельствует о расширении горизонтов планирования и возможности повышения эффективности хозяйствования в долгосрочной перспективе.

Во-вторых, специфицируются права собственности на землю. В этот период можно выделить четыре типа земель: черные (принадлежащие свободным крестьянам), а также вотчинные (условно «частновладельческие») – дворцовые, монастырские и боярские земли. Принадлежность земель, находящихся в вотчинной собственности, обосновывается принадлежностью предкам, а ее границы определятся согласно правилу «что потягло исстари» [Готье, 1906].

Церкви и монастыри одними из первых (или первыми) становятся собственниками земли, которые приобретают их безвозмездно (пожалования князя, подушные вклады), покупкой либо даже захватом. Земли черных крестьян, права собственности на которые определяются согласно еще старому принципу «куда топор и соха ходили», становятся незащищенным объектом собственности, который может быть отобран более сильными группами интересов. Так, ду­ховенство зачастую «оформляет» деревни в собственность, приобретая их путем вкладов или покупая часть их, а остальную – неспецифицированную собственность просто захватывая. Так, ситуацию, казалось бы, немыслимую для средневекового религиозного человека, приводит Кулишер. Крестьяне заявляют святому Дмитрию Прилуцкому, который захотел обосноваться неподалеку от их деревни: «Отче, неугодно есть тебе и нам твое здесь пребывание», – опасаясь, что он «по мале времени совладеет нами и селы нашими» [Кулишер, 2008].

В условиях становления институтов частной собственности происходят конфликты и между различными участниками, претендующими на одну и ту же землю, например, боярами, монастырями и крестьянами. Приоритет в подобных спорах отдается той стороне, за которой эта земля «исстари потягала», однако немаловажное значение играет переговорная сила сторон. В условиях слабости государственных институтов и неграмотности крестьянства победителями оказываются группы, которые могут наиболее эффективно защищать свои интересы. В результате конкуренции за ограниченные ресурсы, неспецифицированности прав собственности и наличия неформальных возможностей влияния происходит перераспределение собственности. Формальные права на землю переходят тем структурам, которые смогли сформироваться как организованные группы давления и продвигать свои интересы.

Основным признаком вотчины является возможность передачи ее по наследству (именно в силу этого она, в отличие от поместья, может быть рассмотрена как частная собственность). Вся земля остается в собственности Великого князя, который может распоряжаться землей русской и выступать ее защитником. Но на местах административным управлением занимается уже сам вотчинник, который осуществляет исполнение судебных функций и сбор налогов.

Вотчинник – это свободный, имеющий высокий социальный статус владелец. Это родовая знать (боярство, князья), которой эта земля «прилежит издревле», либо церковные институты, получившие землю в качестве дара или купившие ее. Служба Великому князю, в том числе и военная, для них необязательна и может быть реализована только в случае личной заинтересованности. Такой владелец даже свободен в выборе господина и в случае недовольства может покинуть его, перейдя на службу к другому.

У владельца вотчины существует возможность продажи и обмена земли, однако эффективного рынка в этот период не существует. Наоборот, существует неэффективное распределение земельных участков. Историки отмечают, что от­личительной чертой крупного землевладения является раздробленность вотчин, части которых нередко находятся на значительном расстоянии друг от друга, а количество владений может достигать 20 и более [Кулишер, 2008].


^ Этап 3. «Вольны были и казнить»


В XVI в. в противовес вотчинному землевладению доминирующим типом землепользования становятся поместные земли, которые предоставляются владельцу на время службы. Становление условной собственности связано с развитием идей о верховном собственнике и его неотчуждаемой собственности, а также формированием государством служилого класса, обеспеченного землей. Несмотря на то, что на практике владение могло носить характер как поместья, так и вотчины, интересно рассмотреть два данных подхода к определению собственности, чтобы выяснить закономерности выбора, их влияние на формирование социально-экономических институтов и хозяйственное развитие.

Причиной формирования поместий служит децентрализация крупной вотчины. Вотчинник мог предоставить своим дворовым, которые находились в не­свободном, зависимом от него положении (дьякам, конюшим и т.д.), поместье на время несения службы. По истечении срока службы собственность могла быть отобрана и передана другому. В случае поместья не передавался весь пучок прав собственности; несвободный, находящийся в услужении господину получал лишь право временно распоряжаться землей. Поместная земля давалась только за службу и могла быть отобрана – как самим верховным собственником, так и его более сильным конкурентом. Это означает, что взамен экономики, базирующейся на частной собственности, формируется редистрибутивная экономика, основанная на распределении верховной условной собственности при помощи «института сдач-раздач» [Кирдина, 2001]. Владение собственностью обуславливается не экономической эффективностью собственника, как в рыночной экономике, а лояльностью агента (помещика) своему принципалу (Великому князю). Уход от принципа «невидимой руки» и появление редистрибути­ной экономики означает появление издержек, связанных с проблемой принципал – агент (оппортунистическое поведение).

Другой характерной чертой поместного землевладения служит рассеянность поместных наделов, их небольшие размеры и низкое качество предоставляемых земель. Историки отмечают, что «помещики сплошь и рядом получали в качестве дачи пустоши, земли покинутые, поросшие лесом, лишенные рабочих рук», что естественно ухудшало положение служивого класса. «Служить государевы службы с того поместья не мочно, теми оброчными деньгами и на Москве прокормиться нечем» [Сташевский, 1911]. У казны не оказывается достаточного количества свободных земель, пригодных для распределения между помещиками, что приводит к необходимости изыскания новых земель – как за счет перераспределения внутри государства (ограничение монастырского землевладения), так и внешней экспансии.

Московское княжество, изначально возникшее как вотчина князей Даниловичей, при помощи рациональной политики присоединения новых земель смогло трансплантировать поместные институты на государственный уровень. Следствием этого является перенос хозяйственной логики вотчинника на сущность государственных институтов. Рассматривая государство как свою вотчину, Иван Грозный утверждал, что «…жаловать своих холопов мы всегда были вольны, вольны были и казнить» [Переписка Ивана Грозного… 1979]. При этом сопротивление власти рассматривается в рамках этой логики как совершенно невозможное: «кто противится власти – противится богу; а кто противится богу – тот именуется отступником, а это наихудший из грехов» [Там же].

Как отмечает Л.С. Васильев, деспотизм как форма власти, а если взглянуть глубже, то как генеральная структура общества, возникает там, где нет той самой частной собственности. По аналогии с Востоком можно отметить, что в Московском княжестве «власть и собственность неразделимы, нерасчленимы. Перед нами феномен власти-собственности» [Васильев, 1982].


^ Закономерности выбора
институтов земельной
собственности


Сравнивая данные типы собственности, необходимо отметить, что с институциональной точки зрения вотчинное землевладение является более эффективным институтом, обеспечивающим большую защищенность прав собственности владельца, наличие экономических стимулов для развития земли, появление зачатков рынка, обеспечивающего переход от менее эффективных к более эффективным собственникам (табл. 1).


Таблица 1.

Сравнительная эффективность вотчинных
и поместных институтов собственности







Вотчина

Поместье

Защищенность прав собственности

+



Является ли владелец «претендентом на остаток»

+



Становление рынка земельной собственности, обеспечивающего перераспределение в сторону более эффективного собственника

+/–



Решение проблемы принципал-агент

+




Почему же, несмотря на большую эффективность, именно модель Московского государства, основанная на помещичьей собственности, оказывается более успешной в исторической перспективе, чем, например, вотчинная система, развившаяся в Новгороде?

Поместная собственность как институт оказывается более выигрышной для правителя, так как приводит к формированию сильного государства и армии, оказывающегося более эффективным, чем государственные институты пе­риода феодальной раздробленности и их мелкие вооруженные отряды. Как от­мечает Р. Пайпс, в таком государстве «нет ни официальных ограничений политической власти, ни законоправия, ни личных свобод. Однако в нем может иметься высокоэффективная политическая, хозяйственная и военная организация» [Пайпс, 2004]. В силу этого «московская» модель оказалась конкурентно способной по сравнению с «новогородской», «литовской» или «казацкой» альтернативами [Латов, 2004].

«Московская» модель ориентирована на постоянное расширение территории государства-вотчины в интересах верховного собственника. Присоединение новых территорий приводит к увеличению власти правителя, появлению новых слуг, возможности распределения земель среди существующих помещиков. Кроме того, освоение новых земель, в частности степи с ее плодородными землями, высокими урожаями, значительно повышает эффективность хозяйствования [Нефедов, 2005], а значит, и собираемость налогов, что дает дополнительные стимулы для экспансионной политики. Успешность подобной политики обусловлена возрастающей отдачей от ее реализации: большее количество зе­мель делает правителя более могущественным. Так, географические факторы (наличие значительного количества плодородных земель и возможность их освоения-захвата) стимулировали становление московской модели власти-собст­венности.

Несмотря на более эффективную мобилизационную и экстракционную систему, действующую в интересах верховного правителя, возникают внешние эффекты, подрывающие экономику в целом. Экспансионная политика заставляет князя усиливать военно-служивый класс, предоставляя ему земли, а в случае неудач – переносить риски на слуг и крестьян. Обладая нерегулируемыми функциями по извлечению налогов, правитель может требовать уплаты чрезмерных налогов у податного населения, подрывая тем самым экономическую устойчивость. К примеру, активное ведение войн в середине XVI в. привело к увеличению в 2 раза сборов налогов в 1950-е гг. и послужило одной из причин сельскохозяйственного кризиса 1960-х гг. [Нефедов, 2005].

С точки зрения рационального правителя, его политика должна быть основана на сравнении предельных издержек ведения экспансии и ее предельной прибыльности. Однако недальновидный правитель в рамках экстенсивной модели развития может проводить и неэффективную политику, в рамках которой издержки будут преобладать над выигрышами (например, в случае неуспешных военных действий не окажется новой земли для раздачи). Это приводит к тому, что для удержания власти и привлечения воинов князь вынужден искать новые земли внутри своего государства. Источником новых земель могут служить отобранные вотчины и поместья, что сопровождается их запустошением (например, разорение Новгорода Иваном III). Князь, которому необходимо расширение земельного фонда, оказывается экономически заинтересован в поиске измен и неугодных слуг, земли которых могут быть переданы более лояльным. Так, Иван Грозный аргументирует опалу своих слуг и отъем их собственности изменой: «еже о изменах и чародействе воспомянул еси, ино таких собак везде казнят...» [Переписка Ивана Грозного… 1979].


^ Причины сельскохозяйственного
кризиса XVI в.


В XVI в. доминирующим типом землепользования вместо вотчины становятся поместные земли. Как указано выше, это происходит не в силу их большей хозяйственной эффективности, а благодаря наличию эффекта масштаба от экспансионной политики Московского государства, основанного на поместной соб­ственности. Начинает наблюдаться феномен «path dependence», когда прошлые акты выбора влияют на настоящее, и выбор альтернативного института, пусть и более эффективного, становится в рамках данной системы невозможным.

Результатом выбора неэффективного института становится сельскохозяй­ственный кризис середины XVI в. Среди вызвавших его причин можно выделить следующие.

Данные особенности поместной системы приводят к тому, то в XVII в. условная собственность уступает место полной собственности на землю – вотчинному землевладению, где временный владелец превращается в постоянного собственника земли и прикрепленных крестьян, с возможностью их передачи по наследству [Кулишер, 2008]. Однако в силу path-dependance вотчинные земли во многом сохраняют особенности поместной системы землевладения и не становятся частной собственностью в западноевропейском понимании. Например, у вотчинника-помещика уже не существует права выбора господина и военной службы: единственным возможным вариантом остается служба Царю Московскому. Взамен этого он получает землю и прикрепленных к ней крестьян, которые теряют право смены помещика в результате отмены Юрьева дня. Таким об­разом, государство за счет увеличения доли вотчин нивелирует институциональные недостатки поместной системы, но в целях поддержки служилого класса (path-dependence) устанавливает новый неэффективный институт крепостного права.

Литература

Васильев Л.С. Феномен власти-собственности. К проблеме типологии до­капиталистических структур // Типы общественных отношений на Востоке в средние века. М.: Наука, 1982.

Вольчик В.В. Природа экономики современного меркантилизма и институт власти-собственности. (http://www.ecsocman.edu.ru/db/msg/293222.html)

Готье Ю.В. Замосковный край в XVII в. М., 1906.

Зимин А.А. Крупная феодальная вотчина и социально-политическая борьба в России (конец XV–XVI вв.). М., 1977.

Кирдина С.Г. Институциональные матрицы и развитие России. Изд. 2-е, перераб. и дополн. Новосибирск: ИЭиОПП СО РАН, 2001.

Кулишер И.М. История русского народного хозяйства. 3-е изд. Челябинск: Социум, 2008.

Латов Ю.В. Власть-собственность в средневековой России // Экономический вестник Ростовского государственного университета. 2004. Т. 2. № 4.

Нефедов С.А. Демографически-структурный анализ социально-экономи­ческой истории России. Конец XV – начало XX века. Екатеринбург: Издательство УГГУ, 2005.

Пайпс Р. Россия при старом режиме. М.: «Захаров», 2004.

Переписка Ивана Грозного с Андреем Курбским. Л., 1979.

Рожков Н.А. Народное хозяйство Московской Руси во второй половине XVI в. 1920.

Сташевский Е.Д. Землевладение московского дворянства в первой половине XVII в. 1911.





kurs-1-2-semestri-osennij-semestr-19-nedel-s-01-09-10-po-18-01-11-zimnie-kanikuli.html
kurs-1-chelovek-50-grupp-stranica-14.html
kurs-1-chelovek-50-grupp-stranica-5.html
kurs-1-chelovek-50-grupp.html
kurs-1-fakultet-informacionnih-tehnologij-ochnaya-forma-obucheniya-specialnost-informacionnie-tehnologii-v-obrazovanii-specializaciya.html
kurs-1-gruppa-dnev-specialnost-ifamiliya-data.html
  • notebook.bystrickaya.ru/kamchatskij-kraj-s-maya-2010-goda-po-aprel-2011-goda.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-i-zadanie-na-kontrolnuyu-rabotu-s-metodicheskimi-ukazaniyami-dlya-studentov-vi-kursa-specialnosti.html
  • studies.bystrickaya.ru/korporativnie-informacionnie-sistemi-sap-r-3.html
  • urok.bystrickaya.ru/programma-1-j-den-23-aprelya-2015-g.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/konkurs-referatov-srok-podachi-referatov-na-konkurs-do-17-fevralya-2012-goda-konkurs-stendovih-dokladov.html
  • college.bystrickaya.ru/26-opredelenie-i-osnovnie-kriterii-informacionnogo-obshestva-dinamika-obshestva-i-razvitie-sredstv-kommunikacii.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/programmi-vipusk-7-g-vitebsk.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/postuplenie-vipusknikov-v-vuzi-publichnij-doklad-direktora-gou-sosh-1229.html
  • kolledzh.bystrickaya.ru/atlant-raspravil-plechi-centralnoe-proizvedenie-russkoj-pisatelnici-zarubezhya-ajn-rend-perevedennoe-na-mnozhestvo-yazikov-i-okazavshee-ogromnoe-vliyanie-na-um-stranica-9.html
  • turn.bystrickaya.ru/osnovnaya-obrazovatelnaya-programma-visshego-professionalnogo-obrazovaniya-napravlenie-podgotovki-260200-stranica-3.html
  • essay.bystrickaya.ru/bilet-11-111-normativnie-dokumenti-otrazhayushie-soderzhanie-obrazovaniya-uchebnie-plani-programmi-uchebniki-ih-varianti.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/tematicheskoe-planirovanie-obshaya-harakteristika-uchebnogo-predmeta.html
  • grade.bystrickaya.ru/metodicheskie-ukazaniya-po-sanitarno-epidemiologicheskomu-nadzoru-za-vodosnabzheniem-voennih-gorodkov-stranica-8.html
  • books.bystrickaya.ru/bryus-dzhekson-zapomnite-eto-imya-rahat-aliev-kryostnij-test-zapiski-izbrannogo-ili-ispoved-posvyashennogo-rahat.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-disciplina-informacionnie-tehnologii-specialnost-080801-prikladnaya-informatika-po-oblastyam.html
  • writing.bystrickaya.ru/ekonomchna-bezpeka-ros-chast-7.html
  • otsenki.bystrickaya.ru/rukovoditelyu-kursa-leningradskaya-organizaciya-vsesoyuznogo-dobrovolnogo-obshestva-borbi-za-trezvost-vsesoyuznoe.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/jimi-hendrix-essay-research-paper-jimi-hendrix-2.html
  • books.bystrickaya.ru/chto-zhe-takoe-delovoj-etiket.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/programma-itogovoj-gosudarstvennoj-attestacii-vipusknikov-gbou-spo-chernushinskij-mehaniko-tehnologicheskij-tehnikum-po-specialnosti-080114-zemelno-imushestvennie-otnosheniya.html
  • vospitanie.bystrickaya.ru/zapechatlenie-yazichnikov-istoriya-hristianskoj-cerkvi-tom-1.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/programma-kursa-literatura-altajskogo-kraya-regionalnij-komponent.html
  • occupation.bystrickaya.ru/metodika-ocenki-uroka-s-tochki-zreniya-sohraneniya-zdorovya-uchenikov-metodika-provedeniya-uroka-podgotovka-i-provedenie.html
  • teacher.bystrickaya.ru/glava-chetvertayaosvobozhdenie-vasu-ot-proklyatiya-i-rozhdenie-gangei-devibhagavata-purana.html
  • thesis.bystrickaya.ru/prilozhenie-8-prikaz-gosgortehnadzora-rf-ot-9-fevralya-2004-g-n-20-ob-otchetnosti-po-osnovnoj-deyatelnosti-v-sisteme.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/lot-2-oborudovanie-dlya-endoskopii-gosudarstvennoe-kazyonnoe-predpriyatie-kbr-direkciya-edinogo-zakazchika.html
  • essay.bystrickaya.ru/egiev-georgij-ivanovich-ugolovnaya-klichka-gosha-1937-adres-g-tbilisi-gruziya-avlabarskij-per-5-informaciya-ubit-v-1989-g-v-tbilisi.html
  • textbook.bystrickaya.ru/grand-tur-po-fordam-lednik-turi-v-germaniyu-avstriyu.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-disciplini-modulya-dv13-1-osnovi-arhitekturi-i-stroitelnoj-grafiki-obrazovatelnoj-programmi-po-napravleniyu-podgotovki-bakalavriata-050100-62-pedagogicheskoe-obrazovanie.html
  • textbook.bystrickaya.ru/klimat.html
  • notebook.bystrickaya.ru/gubernator-permskogo-kraya-ukaz-ot-5-iyulya-2006-g-n-129-ob-inspekcii-gosudarstvennogo-stroitelnogo-nadzora-permskogo-kraya.html
  • studies.bystrickaya.ru/antropnij-princip-i-globalnij-evolyucionizm.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/urok-po-informatike-v-8-klasse-tema-uroka-predmet-informatiki.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/razdel-i-obshie-voprosi-psihologii-lic-s-narusheniyami-rechi-uchebno-metodicheskij-kompleks-disciplini-psihologiya-lic.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/ustrojstvo-gazoraspredelitelnogo-mehanizma-gaz-24.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.