.RU

Локативность как периферийное средство выражения темпоральных отношений в современном немецком языке



На правах рукописи


ПЕТРЯНИНА ОЛЬГА ВАЛЕРЬЕВНА


ЛОКАТИВНОСТЬ

КАК ПЕРИФЕРИЙНОЕ СРЕДСТВО ВЫРАЖЕНИЯ ТЕМПОРАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ

В СОВРЕМЕННОМ НЕМЕЦКОМ ЯЗЫКЕ


Специальность 10.02.04. - германские языки


АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук


Самара - 2007
Работа выполнена на кафедре немецкого языка государственного

образовательного учреждения высшего профессионального образования

"Самарский государственный педагогический университет"


^ Научный руководитель доктор филологических наук, профессор

Кострова Ольга Андреевна


Официальные оппоненты доктор филологических наук, профессор

^ Анохина Светлана Петровн��,

заведующая кафедрой русского

и иностранных языков

ГОУ ВПО "Тольяттинский

государственный университет сервиса"


кандидат филологических наук,

^ Карышева Анна Витальевн��,

доцент кафедры теории и методики

преподавания лингвистических дисциплин

НОУ ВПО "Самарская гуманитарная

академия"


Ведущая организация ГОУ ВПО "Самарский государственный

университет"


Защита состоится 30 октября 2007 г. в 13.00 на заседании диссертационного совета K-212.216.04 при Самарском государственном педагогическом университете по адресу: 443099, г. Самара, ул. М. Горького, 65/67, ауд. 9.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Самарского государственного педагогического университета


Текст автореферата размещён на сайте: www.sgpu.info


Автореферат разослан "____" _________________ 2007 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат филологических наук, доцент Г.В. Стойкович

Реферируемая диссертация посвящена исследованию имплицитных средств выражения категории темпоральности в современном немецком языке. Вопрос о возможностях и способах языкового представления пространственной и временной картин мира не раз находился в поле зрения ученых. Проблемами темпоральности и локативности в разное время занимались многие лингвисты: А.В. Бондарко, Ю.Н. Караулов, М.В. Всеволодова, Н.А. Потаенко, Е.С. Яковлева, А.А. Закарян, М.А. Стернин, М. Бирвиш, Г. Фатер, А. Штойбе и многие другие. Однако проведённые до сих пор исследования не дают исчерпывающего описания взаимосвязи временных и пространственных отношений. Так, незаслуженно мало внимания уделяется имплицитному способу выражения темпоральности за счёт ассоциативного взаимодействия концептов пространства и времени. Семный анализ пространственных единиц позволяет выявить в их структуре компоненты смысла, которые можно интерпретировать как темпоральные. Это обусловливает актуальность настоящей диссертационной работы.

^ Объектом исследования послужили предложно-падежные формы со значением пространства, глагольные лексемы перемещения и местоположения, управляющие пространственными характеристиками объектов, а также параметрические прилагательные и модитивные наречия, которые сопровождают обстоятельственно-предикативный комплекс и оказываются существенными для темпоральной интерпретации.

^ Предметом исследования являются способы семантизации в выделенных языковых средствах темпоральных значений.

Научная новизна исследования заключается в том, что в нём осуществляется попытка изучения имплицитной временной семантики у пространственных конструкций в немецком языке, которые до сих пор не становились предметом подобного семантического исследования. В работе выявляются модели пространственно-временного переноса и их различия. Новым является рассмотрение семантики языковых единиц, в частности, предлогов, глаголов и других лексико-грамматических средств в двух аспектах описания: аспекте семантической контаминации языковой единицы и аспекте моделирования пространственно-временных ситуаций.

^ Основная цель диссертации - выявление и описание моделей, в которых реализуются параллельные вторичные временные значения у слов с семантикой пространства в современном немецком языке.

Цель работы обусловила необходимость решения следующих частных задач:

1. Определить способы контаминации темпоральных значений пространственными предлогами.

2. Рассмотреть семантические особенности выражения категории пространственно-временной локализации в глаголах перемещения и состояния.

3. Установить специфику выражения времени при различных способах категоризации образа движения в пространстве в немецком языке.

4. Охарактеризовать влияние факультативных контекстуальных средств на семантику краткости и длительности пространственно-временных ситуаций.

^ Материалом исследования послужил корпус примеров, содержащий анализируемые пространственные группы, извлеченные методом сплошной выборки из художественных произведений немецких писателей XX-XXI веков. Использованная текстовая выборка содержит более четырех тысяч контекстов.

Необходимость разностороннего рассмотрения вопроса о соотношении пространства и времени в семантике немецких предложных сочетаний, обусловливает использования в работе целого комплекса методов исследования.

В качестве инструментария исследовательской работы послужил гипотетико-дедуктивный метод, обеспечивший научно-обоснованное построение хода диссертационного исследования: формулировку гипотезы, выведение дедуктивным путем следствий из нее, ее верификацию, анализ полученных результатов и их обобщение. В исследовании использовался традиционный семантический анализ словарных дефиниций, метод концептуального анализа, а также трансформационный и контекстуальный методы.

^ Теоретической и методологической базой исследования послужили работы зарубежных и отечественных ученых по проблемам взаимосвязи пространства и времени (Ю.Д. Апресян, А.И. Геляева, Г. Гийом, А.М. Мостепаненко А.И. Осипов, Б. А. Успенский), значения отдельного слова и грамматических структур (Н.Д. Арутюнова, А.П. Бабушкин, Н.Н. Болдырев, В.Б. Кашкин, Е.С. Кубрякова, И.А. Стернин, Р.У. Лангакер), концептуальной метафоры (Б. Бергельсон, Дж. Лакофф, М. Джонсон, В.Н. Телия, М. Блэк), теории функционально-семантического поля (В.Г. Адмони, А.В. Бондарко, А.В.Карышева), семантики пространственных и временных предлогов (Т.Н. Маляр, В.А. Плунгян, Е.В. Рахилина, О.Н. Селиверстова, В.Н. Съедин, Д. Вундерлих, М. Хервег, Р. Штайниц, Й. Шрёдер, Г. Фатер), а также концептуально-семантических особенностей глаголов перемещения и состояния (А.И. Фефилов, Н.Л. Шамне, М. Герлинг, Х. Дирш, Э. Лейзи, Й. Кауфман, К. Майенборн, К. Ди Меола). Отправной точкой явился подход к лексическому значению с позиций когнитологии.

^ Теоретическая значимость диссертации заключается в выявлении и описании моделей когнитивно-прагматических ситуаций, связывающих пространственные и временные представления в семантике немецких предложно-падежных сочетаний, что способствует более глубокому осмыслению концептуальных основ языковой системы пространственно-временной локализации. Предложенная в работе система описания метафорического переноса "пространство-время" вносит определенный вклад в разработку проблемы многозначности. Выделенные и систематизированные различия в концептуализации окружающего мира в немецком языке имеют значение для познания процессов концептуализации и категоризации мира вообще, а также расширяют и конкретизируют существующие теории о лингвистических особенностях пространственных и временных представлений.

^ Практическая ценность диссертации заключается в том, что выявленные модели концептуального соотношения пространства и времени способствуют оптимизации процесса обучения немецкому языку с использованием новейших достижений когнитивистики. Предложенная система описания концептуальных основ метафоризации может быть использована в лекционных курсах общего языкознания, лексикологии и грамматики немецкого языка. Результаты исследования также могут быть использованы при написании учебных пособий, курсовых и дипломных работ.

^ На защиту выносятся следующие положения:

1. К периферийным языковым средствам, выражающим слитный концепт "пространство-время" в современном немецком языке, относятся пространственные предложно-падежные формы и глагольные лексемы перемещения и состояния, имплицирующие информацию о пространственно-временной локализации действия.

2. Совмещение пространственно-временного значения в языковых единицах с исходной семантикой пространства происходит путем наложения темпорального оттенка, создаваемого концептуальным содержанием рассматриваемых единиц как таковых и особенностями концептуализации объектов и ситуаций окружающего мира.

3. Рассматриваемые средства образуют периферию в функционально-семантическом поле темпоральности, поскольку временное значение имплицируется в них на семантико-синтаксическом уровне.

4. Импликация времени в семантике рассматриваемых единиц происходит в виде точки или в виде некого периода (интервала).

5. Временной компонент значения в каждой отдельной пространственной ситуации специфичен. Его специфика проявляется в типичных когнитивно-прагматических ситуациях имплицитной темпоральной репрезентации, выделяемых в работе.

^ Апробация работы. Результаты исследования излагались на ежегодных научных конференциях преподавателей СамГЭУ (2001-2007), на международной конференции "Пространство и время в языке" (2001), Всероссийской научно-практической конференции "Дискурсивный континуум: текст - интертекст - гипертекст" (2006). Основные положения диссертации обсуждались на заседаниях кафедры немецкого языка СамГПУ в 2006-2007 годах. По теме исследования опубликовано 6 работ.

^ Структура и объем диссертации. Работа состоит из введения, двух глав, заключения, библиографического списка использованной литературы (173 наименований на русском языке и 57 наименований на иностранных языках), перечня лексикографических источников и списка цитируемых литературных источников. Объем диссертации составляет 178 страниц (без библиографии).


^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


Во Введении обосновывается выбор темы, ее актуальность, формулируется общая цель и конкретные задачи исследования, раскрывается его научная новизна, теоретическая ценность и практическая значимость, представляется краткая характеристика материала исследования, а также описываются методы анализа языкового материала и структура работы.

^ В первой главе "Когнитивная интерпретация периферийного сегмента ФСП темпоральности, переходного к ФСП локативности" излагаются те теоретические положения, на которых основано исследование.

^ В 1.1 "Когнитивные основы языкового выражения категории времени через категорию пространства" рассматриваются ключевые аспекты когнитивной теории, послужившие теоретической базой проведенного исследования: значение языковой единицы, значение грамматических структур, метафоризация как когнитивная модель образования новых значений.

Коммуникативно-когнитивная парадигма лингвистического знания связана с представлением о языковом значении как о результате когнитивной деятельности человека, выраженной в некоей ментальной сущности - концепте.

Истолкование концепта в настоящее время связано с различными аспектами его понимания: ментально-психическая, информативная единица языкового знания (Е.С. Кубрякова, В.З. Демьянков и др.); энциклопедическое (языковое и внеязыковое) знание об объекте (Ю.С. Степанов,
В.Н. Телия и др.); закодированное в языке знание объекта (Ю.Д. Апресян, Н.Д. Арутюнова); культурно обусловленное представление о действительности (А. Вежбицкая) и т.д. В нашей работе мы понимаем под концептом те "смыслы", которыми "оперирует человек в процессах мышления, и которые отражают содержание опыта и знания, содержание всей человеческой деятельности и процессов познания мира в виде неких квантов знания" [Кубрякова, 1996]. Концепт, в отличие от лексической единицы, - это содержательная единица памяти ментального лексикона.

Взаимосвязанность пространственных и временных концептов, являющихся предметом данного исследования, тоже обусловлена общностью когнитивных процессов.

Концептуальное пространство и время можно определить как внутреннюю организацию чувственного опыта, структурно-целостное упорядочивание наших ощущений, в которых отражается объективная пространственно-временная структура реальности на уровне чувственной ступени познания. Одной из главных особенностей времени является отсутствие собственной субстанции, хотя при этом время является обычно независимой характеристикой явления. Именно вследствие отсутствия собственной субстанции время может восприниматься как внутренний параметр события. Поэтому концепт времени можно определить как особую среду, пространство, где развертываются события.

Основное внимание исследователей в области когнитивной лингвистики обычно привлекают концепты, выражающиеся в лексических единицах и их сочетаниях. В то же время, нельзя отрицать, что в сфере грамматики тоже наблюдаются глобальные "кластеры смыслов". Грамматика регулирует смысловые связи, а семантическая форма организует только языковое знание [Bierwisch, 1987]. Грамматическая семантика представляет собою квинтэссенцию предыдущих употреблений, предыдущих контекстов [Kashkin, 1998]. Это знание (когнитивное поле) некоторым образом пересекается с определенным семантическим (или функционально-граммати-ческим) полем [Бабушкин, 1998].

Анализ практического материала показал, что содержание концепта "пространство-время" фактически создается из взаимодействия лексических и грамматических смыслов и приобретает в результате обработки в концептуальной системе различные интерпретации, мотивированные прагматикой коммуникации.

Основой концептуального соотношения категорий пространства и времени в языке является метафорический перенос "пространство-время". Наиболее распространенным примером такого переноса является представление времени, путем использования содержимого концепта "движение". Являясь когнитивным механизмом, при помощи которого мышление человека способно представить абстрактное явление в терминах конкретной окружающей нас действительности [Лакофф, 1990], метафора представляет собой один из фундаментальных приемов концептуализации мира, процесс, формирующий новые понятия, без которого невозможно получение нового знания. Грамматическая метафора "пространство-время", закрепленная в языковой семантике, отражает свойственное человеку интуитивное ощущение естественной глубинной связи между этими понятиями.

Разнообразие пространственных и временных отношений, передаваемое сравнительно большим набором языковых единиц, заставляет предполагать, что связь временных и пространственных значений может основываться на разных когнитивных моделях метафоризации, в основе которой лежит контраст между грамматическим значением формы и ее лексическим наполнением:

1) Параллельное существование прямого и переносного значения:

^ Sie spazierten durch die Gärten und sprachen über sich selbst, ohne die unselige Nacht auszulassen, die ihrer beider Lebenswege erändert hatte (Allende, 24). Пространство интерпретируется здесь как отрезок, который задается предложно-падежной группой durch die Gärten, выраженной существительным с предлогом. Сема агентивности в глаголе spazieren выражает сему процессуального действия - как движение в заданном направлении. При этом, исходя из рамок когнитивного подхода к трактовке языковых явлений, заметим, что словосочетание durch die Gärten имплицитно фиксирует временной отрезок, в течение которого выполняется действие, т. е. переносное временное значение в данном случае будет основано на импликативно-выводном знании, извлекаемом из структуры опорного наименования пространственной семантики.

Исследование прямого и переносного значения слова предоставляет новые данные о двух видах связывания - о вычленении признаков на основе знания значения и о переносе признаков в концептуальное содержание наименования - с одной стороны, а с другой - о концептуализации этих признаков при помощи подобий (обычно метафорических), структурирующих и углубляющих содержание наименования.

2) Возникновение между лексическим и грамматическим значением контраста ("конфликта"):

^ Hier auf der Insel gelang es ihr oft tagelang, nicht an ihn zu denken … (Keto von Waberer, 316).

Для темпорально-пространственной полисемии, связанной с семантическим параллелизмом пространства и времени, характерно противопоставление в пределах одной языковой единицы пространственных и временных значений, сходных по своей структуре и функционированию. Прежде всего, это касается предлогов, для большинства которых пространственное значение считается исходным, а соответствующее темпоральное значение рассматривается как результат когнитивного метафорического переноса. Как семантически действительное значение в словосочетании auf der Insel мы рассматриваем собственно пространственное значение: нахождение внутри горизонтального пространства, а как значение семантически отраженное: временной аналог пространственного значения предлога auf в импликатурном варианте, т. е. в словосочетании пространство концептуализируется как ограничение временного отрезка, внутри которого осуществляется действие.

Темпоральное значение обстоятельственной конструкции auf der Insel подтверждается также её способностью трансформироваться в придаточное предложение времени: Als sie auf der Insel war, gelang es … . Здесь вторичное темпоральное значение наслаивается на основное локальное значение (можно говорить о транспозиции (переносном употреблении)) на основе лексико-грамматического "конфликта".

Взаимосвязь пространственных и временных отношений в языке обусловлена семантической ёмкостью и насыщенностью этих структур не только как концептуальных, но и как синкретичных. Именно синкретизм стимулирует переинтеграцию компонентов содержания и выдвижение имплицитных сем в пределах устоявшихся моделей. Примером синкретичных отношений в предложении Von dieser Stelle zog sich die Strecke eingleisig (Fisch, 34) является предложная группа von dieser Stelle. Роль предлога von в предложно-именной группе von dieser Stelle неоднозначна: он оформляет группу, придавая ей структурную завершенность, и привносит в нее собственное лексическое значение - значение пространства. Временное значение предлога von вытекает из пространственного. Грамматически предлог von и в том, и в другом значении является служебным словом, выражая в предложении отношения между неоднородными словами, как правило, в предложных группах в функции обстоятельства. В обоих планах данный предлог указывает на исходную точку чего-либо в собственно пространственном значении или временную точку с указанием исходной границы, от которой начинается действие или процесс, а, следовательно, и отсчет времени, т. е. в качестве критерия синкретичности берется здесь одновременное существование двух параллельных значений при сохранении ими грамматического тождества.

^ В разделе 1.2 "Функционально-семантическое поле темпоральности с позиции когнитивной лингвистики" обсуждаются вопросы, которые непосредственно связаны с темпоральностью как семантической категорией и функционально-семантическим полем: кратко излагается история вопроса о представлении понятия поля в лингвистике, дается понятие и характеристика функционально-семантическое поля темпоральности в современном немецком языке. При этом мы опираемся на теоретические положения А.В. Бондарко о функционально-семантическом поле, под которым он понимает систему разноуровневых единиц, базирующихся на определенной семантической категории [Бондарко, 1987], и рассматриваем функционально-семантическое поле как разноуровневый грамматический концепт, обладающий набором различных средств, связанных между собой системными отношениями.

В большинстве работ, посвященных исследованию ФСП темпоральности, основное внимание уделяется описанию центрального сегмента (например, А.В. Бондарко). В связи с этим возникает необходимость уточнения понятия периферийных средств выражения понятийных отношений и основных критериев, по которым единица относится к периферии функционально-семантического поля. А.В. Карышева выявила пять признаков периферийности ФСП:

1. Имплицитность отношений, которая проявляется как на синтаксическом, так и на семантическом уровнях.

2. Свернутая предикативность или имплицитная суперпредикативность.

3. Меньшая частотность по сравнению с конструкциями, относящимися к центру ФСП.

4. Синтаксическая раздробленность конструкций.

5. Способность конструкций выражать сопутствующие отношения, контаминировать смыслы [Карышева, 2004].

Исходя из перечисленных признаков, можно сделать вывод о том, что семантизация темпоральной лексики может осуществляться также с помощью слов нетемпоральной семантики, находящихся на периферийном положении ФСП темпоральности (с помощью различных контекстуальных средств).

Особым способом передачи временных характеристик вещей и явлений окружающего мира в языковой семантике является их закрепление в качестве одной из имплицитных сем в лексическом значении слов пространства. Роль темпоральных признаков в семантике пространственных единиц может варьироваться в достаточно широком диапазоне. Не являясь по своему статусу категориальными семантическими компонентами, признаки локативности находятся на периферии функционально-семантического поля темпоральности, являясь частью временного импликационала с различным характером импликаций.

^ В разделе 1.3 "Категориальный аппарат описания концепта "пространство-время" определяются категории, используемые для описания концепта "пространство-время", а также трактуются некоторые понятия, участвующие в раскрытии временной характеристики ситуаций.

Темпоральность в широком смысле понимается обычно как концептуальная категория, в основе которой лежит временная характеристика действия или состояния, которая опирается на различные морфологические, синтаксические, лексические и прочие средства языкового выражения времени. Темпоральность, будучи векторной категорией, отражает специфику временного дейксиса, обозначающего как внеязыковой момент речи, так и другие возможные точки отсчета, в частности точки пространства, представляющие собой вторичные модификации временных отношений. Понятия "точка отсчета" и "интервал" оказываются существенными для пространственно-временного описания воспринимаемых действий и событий.

Одним из важных компонентов модели времени, отражаемой языковой семантикой, выступает категория временной локализованности/ нелокализованности (Л/НЛ).

Временная локализованность понимается в лингвистике как оппозиция конкретности (определенности) действия на временной оси и неконкретности (неопределенности) расположения действия на временной оси, его временной обобщенности [Бондарко, 1999].

В высказывании временная локализованность репрезентируется категориальными ситуациями. Имеются в виду выражаемые различными средствами высказывания типовые содержательные структуры, базирующиеся на семантической категории временной локализованности и представляющие собой категориальную характеристику высказывания, которая заключается в том или ином варианте семантики ВЛ или НВЛ [Бондарко, 1983].

Наряду с другими категориями, выступающими в конкретных речемыслительных реализациях и взаимодействующими друг с другом в составе смысловых комплексов, данная категория является также одним из компонентов смысла высказывания.

В ходе нашего исследования мы обратились к использованию отражательных возможностей языковых единиц в структуре целого текста. Применяя предложенное А.В. Бондарко понятие категориальной ситуации, представляющей проекцию функционально-семантического поля на высказывание на уровне текста, мы рассмотрели когнитивно-прагматическую ситуацию как способ языкового представления типовой сигнификативной структуры, отражающей соотнесенность понятий о явлениях действительности в единстве номинативного и коммуникативного аспектов [Кострова, 1986]. Ситуации, представленные пространственными конструкциями, отражают временную соотнесенность явлений реального мира. Их можно рассматривать как когнитивные модели реализации языковых явлений на семантическом и морфосинтаксическом уровнях, обусловленные прагматической интерпретацией контекста, и систематизировать через категорию временной локализованности/ нелокализованности. В отличие от традиционного анализа категории ВЛ/ВНЛ через временные формы глагола-сказуемого, в центре нашего исследования стоят локальные маркеры (предложные конструкции пространственной семантики) как основные средства репрезентации ВЛ/ВНЛ.

Поскольку категория пространства усваивается человеком с опорой на определенный чувственный образ, временные концепты, сформированные на основе пространственных отношений, оказываются ориентированными на пространственную координацию материальных объектов, которая всегда определяется относительно других объектов, выполняющих роль ориентира. Следовательно, исходным пунктом исследования является общекогнитивное представление о пространстве и его характеристиках, являющихся релевантными для темпоральной характеристики объекта, а именно протяженность, длительность, конечность, бесконечность, граница, расстояние, размерность, путь объекта при его передвижении, статическое местоположение объекта в пространстве и др. На их основе создаются различные пространственно-временные структуры конкретных материальных объектов и процессов, обладающих пространственно-временными параметрами.

Пространство в его стандартно-бытовой разновидности всегда воспринимается человеком под определенным углом зрения, имеет свою, характерную для каждой ситуации, точку отсчета, которая может передвигаться вместе с субъектом действия или наблюдателем.

Во всех случаях существенную роль в языковом представлении пространственных отношений играет лексическое наполнение форм и конструкций, которые могут быть объединены в категорию "локативность".

Локативность определяется как функционально-семантическое поле с предикативно-обстоятельственным ядром [Гак, 1996].

При анализе пространственных отношений используется понятие "локативной ситуации", под которой понимается выражаемая различными средствами типовая содержательная структура, базирующаяся на функционально-семантической категории локативности и представляющая собой тот аспект обозначаемой "общей ситуации", который заключается в выражении пространственных отношений [Скрынникова, 2004].

При языковом восприятии и отражении пространства решающую роль играет структура локативной ситуации, которая складывается из нескольких элементов: локализуемый предмет, ориентир, тип пространственного отношения между ними, статика или динамика ситуации, субъект действия или состояния, наблюдатель, а также точка отсчета локативного отношения:

Например: Aus dem Hinterhaus führte eine ältere Frau einen sehr alten Mann (Heller, 123). Ситуация преодоления, выхода из замкнутого пространства выражается здесь локативной предложной конструкцией aus dem Hinterhaus и глаголом движения führen, которые фиксируют точечное значение на временной оси (временное начало равно пространственной точке, где пространственные отношения прекращаются).

Важной оппозицией в системе пространственных значений М.В. Всеволодова и Е.Ю. Владимирский называют "характер отношения предмета к локусу". В основе этой оппозиции лежат семы статичности/ динамичности [Всеволодова, 1982]. Например, в следующем примере реализуется идея движения в пространстве: Ich komme an dem billigen, verstaubten chinesischen Restaurant vorbei, da waren Johannes und ich am Abend, bevor er nach Deutschland zurückgeflogen ist (Brückner, 178). Однако пространство здесь концептуализируется не как отрезок, а как точка, мимо которой направлено движение, следовательно, и временной импликатор представлен как точка, локализующая действие на временной оси.

Другой пример описывает статичное расположение объекта рядом с вертикальной пространственной границей, причем темпоральный смысл приравнивается сверхдолгому временному промежутку, что является типичным для ситуаций этого типа: Auf der rechten Seite, direkt an der Mauer, die den Park von den Wirtschaftsgebäude trennte, stand eine kleine Kapelle (Schwanitz, 255).

В немецком языке важную роль в выражении динамичности и статичности в структуре временного порядка играет признак предельность-непредельность действия, отражающий достижение или стремление к достижению пространственного предела. Под предельностью обычно понимается цель, к которой стремится действие. Это может быть предмет, который создается в ходе действия или который подвергается воздействию, или место, к которому приближается или от которого удаляется носитель передвижения, а также новое состояние, которое наступает при выполнении действия. Соответственно, под непредельностью понимается отсутствие определенной цели как предмета, места и нового качества. Ср.:

1. Entschlossen ging er zum Schreibtisch, drückte die Taste der Gegen-sprechanlage und bat seine Sekrеtärin um die Post (Schwanitz, 57) (контактная к началу передвижения граница становится к концу передвижения дистантной - значение достигнутого предела);

2. Er steckte den Schlüssel ins Schloss, öffnete die schwere Tür und sah durch den Nebel, der sich über seine Augen gelegt hatte, Dulce Rosa, die ihn erwartete (Isabel Allende, 19) (контактная к началу передвижения граница становится к концу передвижения дистантной (ориентир вовнутрь) - значение реального, достигнутого предела);

3. Die Fassaden der prächtigen Kaufmannsvillen aus der Belle Epoque glitten an ihm vorbei (Schwanitz, 103) (дуративная непредельность).

Предельность/ непредельность действия как характерный бинарный признак глагольности нельзя сводить только к идее завершенности/ незавершенности действия в пространстве и времени. Предельность - это ограниченное во времени отношение субъекта к субстанциальному или локальному объекту. Непредельность - это неограниченное временем динамическое или статическое свойство предмета/ субъекта, проявляемое им в пространстве; или развертывающееся во времени отношение субъекта к субстанциальному/ локальному объекту [Иваницкий, 1992].

А.И. Фефилов, исследуя глагольно-предикатную морфотемную структуру в немецком языке, выявил следующие признаки, которые, на наш взгляд, являются значимыми для описания когнитивно-прагматических ситуаций, реализующих концепт "пространство-время": модитивность как способ осуществления предельного или непредельного действия или движения, зависящий от особенностей субъекта действия или носителя передвижения, от задействованных объектов и сопутствующих пространственно-временных условий и терминативность как наличие или отсутствие указания на пространственную, временную или пространственно-временную исчерпанность действия. Терминативность, в свою очередь, может быть представлена следующими разновидностями: моментанностью, процессуальностью, дуративностью, инхоативностью, финальностью, фреквентативностью и итеративностью [Фефилов, 1997].

Таким образом, концепт времени в языке может быть сопряжен с локативными изменениями, касающимися субъекта и/ или объекта, и вариативно репрезентироваться на морфологическом, синтаксическом и лексическом уровнях в рамках определенного контекста.

^ Во второй главе "Лексико-грамматические средства, реализующие концепт "пространство-время" дается характеристика тех языковых средств, которые используются для описания концепта "пространство-время".

^ В 2.1 "Семантический компонент времени в локативных сочетаниях" проводится анализ способов контаминации темпоральных значений пространственными предлогами.

При совмещении локально-темпорального значения в предложно-именной группе важная роль принадлежит лексико-грамматическому значению предлога, от которого в значительной мере зависят семантико-синтаксические связи не только внутри самого сочетания, но и за его пределами, в частности, связь сочетания с глаголом - семантико-синтаксической доминантой в предложении. "Промежуточное", лексико-грамматическое значение полисемантичных предлогов мы считаем одним из важнейших компонентов значения предложно-именного сочетания. В исследуемых сочетаниях предлог дает потенциальную возможность присоединения дополнительного временного признака к основному, локальному, создавая локально-темпоральное пространство, которое можно рассматривать как суперкатегорию предложения.

Приобретение предложно-именным сочетанием совмещенного пространственно-временного значения зависит не только от палитры значений предлога, но и от значения имени существительного, образующего именной компонент сочетания. Как правило, это различные понятия, которые обладают определенными пространственными характеристиками, поддающиеся непосредственному зрительному восприятию.

Предложные группы действуют первично как обстоятельства-модификаторы категории предложения. В этой функции они служат для локализации событий или объектов не только в пространстве, но и во времени. Поэтому пространственные предлоги, входящие в предложную группу, являются пространственно-временными ограничительными операторами.

Особую значимость приобретает проблема локативной и дирекционной интерпретации предложных сочетаний при глаголах движения. Различие между конструкциями места и направления заключается во временном интервале действия, имеющем отношение к локализации. При употреблении предлога места локализация действует на общем временном промежутке события, а при употреблении предлога направления - только на интервале после достижения цели пути. В данном случае имеет место скорее локализация предмета, чем локализация события: Das Buch liegt auf der Bank, локализация книги в пространственной области (на скамейке), выраженной предлогом auf; имплицируется темпоральное значение - длительность (видовой оттенок);

Hans legt das Buch auf die Bank, локализация книги в пространственной области (на скамейку), выраженной предлогом auf, после прохождения пути, т. е. после завершения результативного действия; имплицируется темпоральное значение - завершенность (видовой оттенок).

В результате анализа практического материала, было установлено, что локальные предложно-падежные группы указывают при управлении дательным падежом на существующие статические отношения (экзистенционально-темпоральная локализация), а при управлении винительным падежом - на возникающие отношения (начинательно-темпоральная локализация).

Имплицирование выражения времени в большинстве предложно-падежных конструкций немецкого языка является семантически мотивированным, однако выявление мотивировки должно быть основано не на примитивном прочтении имплицитно-метафорических выражений, а на семантическом анализе слов, обозначающих пространственные отношения. При этом способность объяснить возможность того или иного метафорического выражения времени может рассматриваться как свидетельство того, что семантическое описание адекватно отражает особенности языковой концептуализации мира пространства. Когнитивное восприятие времени, удовлетворяющее конституирующим признакам семантической пространственной лексемы, каузируется ситуациями внешнего мира. Например, именные группы с пространственными предлогами часто имплицируют образ движения, неразрывно связанный с временным образом, который приобретает темпорально-метафоризированный смысл.

Темпоральная граница при интерпретации пространственных групп может быть воспринята либо как некоторый временной отрезок, либо как временная точка. На дифференцированность объема темпорального значения в значительной степени влияет семантика локального существительного предложной группы. Ср.:

1. ^ Er saß den ganzen Tag in seinem Zimmer und schrieb keine einzige Zeile (Frisch, 248). Пространственное значение предлога in - нахождение внутри предмета (внутреннее пространство). При указании на время этот локативный компонент может рассматриваться как пространство, внутри которого происходят события, занимающие определенный период времени, т.е. при реализации вторичного значения локативный элемент становится атрибутом времени.

2. An der Mauer neben der Eingangstür fand ich einmal eine Kreidezeichnung vor (Böll, 117) - предлог an служит для обозначения локализации внешней области, при которой возможен контакт, и употребляется при глаголе и существительном, которые денотируют статичную локализацию, определяемую как временная точка отсчета.

В целом, локализация действия или события во времени - понятие, разложимое на две составляющие: в каком направлении движется вектор времени и относительно чего рассматривается это движение. Временные предлоги способны реализовывать лишь первую составляющую, так как их темпоральная семантика абстрактна и в значительной мере совпадает с членением действительности по пространственным параметрам.

Конкретизация временного значения происходит за счет связанного с предлогом знаменательного компонента. Поэтому говорить о предлоге как о параметризаторе действия или явления во временной системе координат можно лишь условно. Истинная параметризация есть результат семантического синтеза предлога и зависимого от него компонента. Следовательно, изучение предлогов неразрывно связано с изучением их окружения, что, однако, не должно вести к подмене одного другим.

Существенными для временного компонента в пространственном представлении об объекте являются параметрические данные. Адъективные семантические уточнители (groß, klein, weit, lang и др.) способствуют концептуальной реконструкции физического пространства, растягивая или, наоборот, сокращая время его преодоления:

Например: Sie kamen aus den nahen Dörfern (Keto von Waberer, 320) - прилагательное nah указывает на то, что расстояние до пространственного ориентира небольшое и что для его преодоления потребуется немного времени.

Следовательно, возникновение временных значений у пространственных словосочетаний представляет собой сложный языковой процесс, в основе которого лежит переход пространственных параметрических характеристик объекта в область темпоральной квалификации.

Исходя из того, что временное описание через пространственное возможно в рамках когнитивно-прагматических ситуаций, концепт времени, инкорпорированный в структуру пространственных отношений, подразумевает рассмотрение двух основных процессов - движения или перемещения (активный процесс, направленный на изменение положения в пространстве) и позиционирования (местонахождение объекта в пространстве в состоянии покоя).

Обозначения времени в глагольных лексемах многочисленны и в семантическом отношении представляют собой чрезвычайно пеструю картину. Наше исследование показало, что в морфологическом отношении временной аспект пространственных конструкций в предложениях выражается следующими моделями:

1. глаголом перемещения в сочетании с локальным именем;

2. бытийным или стативным глаголом и локальной лексемой;

3. перцептивными глаголами восприятия и локальной лексемой.

Перемещение в пространстве какого-либо носителя движения всегда характеризуется временным аспектом. В значения большинства глагольных лексем, описывающих различные виды движения, встроены так называемые "внутренние" временные признаки. Именно благодаря этим признакам ситуация движения оказывается как бы распределённой во времени: она может быть сжата, растянута, повторена и т. д. Убедиться в этом можно путем компонентного анализа с выделением семного состава значений сопоставляемых лексических единиц.

Употребление одних глаголов движения в немецком языке обеспечивает схемы, основанные не на продолжительности времени, а на его точечной локализации. Значения глаголов kommen, treten, schließen, heben, zurückkehren и т. д., а также большинства производных от этих глаголов эксплицируют перемещение в пространстве, указывая на кратковременное, практически одномоментное пересечение границы, разделяющей отрезки времени: Margarete schloss abends immer die Tür zu ihrem Zimmer (Keto von Waberer, 314); Danach trat sie hinaus auf den Balkon, sah eine Weile über die Alster … (Peters, 12).

Примерами глаголов движения, при которых наблюдается эффект сжатия времени до одного момента, свертывания его в "клубок", могут служить так называемые "переходные глаголы движения", т. е. "глаголы, обозначающие движение предмета под внешним воздействием" (stellen, legen, hängen, setzen). Причины такой точечной концептуализации ситуации, которая в принципе имеет подготовительную фазу (кратковременный временной интервал), - отсутствие актуально-длительного значения, которое содержится в глаголе и практически означает невыразимость пути. Время перемещения здесь совпадает с моментом речи, фиксируя в этом случае срединную фазу ситуации с ее синхронным протеканием и прида-вая ей вполне определенную аспектуальную характеристику: Martin stellte seine Tasche neben den Stuhl, setzte sich und packte den großen Berg Papierbögen mit dem fertigen Deckblatt vor sich auf den Tisch (Schwanitz, 128).

Однако большинство глаголов движения в немецком языке репрезентирует вторую модель времени, ориентированную на выражение промежутка времени. В связи с этим, временный аспект поступательного движения приобретает главную роль. Например, в предложении Er ist an einem Sommernachmittag aus dem Krieg heimgefahren, schmucklos gekleidet … (Böll, 120) описана ситуация, в которой результирующее состояние возникло в результате процесса езды, выраженного глаголом движения heimfahren. Поэтому временная импликатура здесь соответствует продолжительности отрезка времени, в течение которого субъект возвращался c войны домой.

Основными критериями при глаголах движения является фактор скорости, способ поступательного движения или средство передвиже-ния, которые оказывают непосредственное влияние на значение темпорального компонента.

Реализация на лексическом уровне интегрального признака "интенсивность движения" является необходимым условием для дифференциации темпоральной семы и тесно связана с уже упомянутым понятием скорости.

Прототипическая ситуация, в которой можно говорить о скорости, - это ситуация передвижения с изменением положения в пространстве: скорость тем больше, чем большее расстояние преодолевается за единицу времени. Можно ожидать, что любой глагол, обозначающий ту или иную разновидность движения, способен присоединять показатель скорости, который характеризует именно это движение.

На базе установленного интегрального признака "интенсивность движения" в рамках категориальной семы ‘перемещение в пространстве’ выявлено несколько групп немецких глаголов движения с учетом представленности в их семантике темпоральных характеристик при вербальном выражении категории пространства:

^ 1) Нейтральные по отношению к скорости глаголы движения (gehen, sich entfernen, schreiten, sich bewegen, sich regen, führen, sich drehen, überqueren, reiten, fahren). Семантическим фактором является расстояние, обозначаемое глаголом, которое указывает на пункт назначения или исходный пункт. Структурно-семантический анализ глагольных лексем этой группы показал, что все они не допускают оценки действия по скорости, так как продуцируют передвижение субъекта или объекта с постоянной скоростью. Поэтому предложения с предикатами этой группы можно интерпретировать только в значении срока.

^ 2) Глаголы медленного поступательного движения (spazieren, bummeln, wandern, streifen, schweifen, humpeln, stelzen, schwanken, sich schwingen, schleppen, schleifen, schlendern, zotteln, tappen, tasten, (sich) schleichen, sich quälen). В контекстах с вышеприведёнными глаголами доминирует "растянутое" время, все глагольные значения соединены с идеей медленности протекания действия, хотя и отражают в отдельности весьма специфические виды движения. Основываясь на положении типа “медленно Х-овать = 'проходит много времени до того, как происходит действие X'”, отметим, что в подобных сочетаниях идея малой скорости сопряжена с динамическим процессом, который выражается непосредственно глаголом. При концептуально-темпоральном осмыслении высказывания учитывается удлинение количественных характеристик маркированного пространства, а именно его протяженности вследствие замедленного темпа реализуемого передвижения. Очевидно, здесь долгий путь достижения цели предполагает увеличение временной протяженности или растяжимость временного отрезка.

^ 3) Глаголы, описывающие энергичное поступательное движение (robben, kollern, sich schlängeln, wischen, rutschen, trampeln, trippeln, tänzeln). Отличительным признаком всех этих глаголов является то, что они обозначают разновидности поступательного движения. Показательно, что, благодаря относительной быстроте движения, во всех описанных выше моделях прослеживается явное сокращение временного интервала. Семантика глаголов имплицирует временную единицу со значением краткости периода.

^ 4) Глаголы быстрого (интенсивного) поступательного движения (galoppieren, laufen, fegen, sich treiben, huschen , rennen, sch wälzen, eilen, schlüpfen, fallen, springen). В предложениях с так называемыми "скоростными" глаголами движения отчетливо ощутимы два момента - краткий срок достижения результата, т. е. тот факт, что проходит мало времени от некоторой точки отсчета до конечного пространственного рубежа, и высокая скорость движения, которая к этому результату приводит. Временной промежуток между фазами ситуации, в течение которой достигается результат, меньше нормы.

В качестве контекстуальных указателей, влияющих на концептуализацию временного характера перемещения, в речевом контексте выступают наречия образа действия (langsam, ruhig, behutsam и др.). Они выражают идею скорости и, появляясь в предложении, фактически модифицируют лексическое значение глагола, расширяя или, наоборот, сужая временной отрезок, который применим к той или иной ситуации.

Важно подчеркнуть, что в высказывании концептуальное время уподобляется перемещению в пространстве метафорически. Ключ к идентификации темпоральной семантики различных ситуаций движения скрыт в многоступенчатом анализе пространственных дефиниций и связанных с ними предикатов. В ситуации Langsam quälte sich das Häuflein Demonstranten durch die Autos, während die Menge der Studenten auf ihrem Wege zur Mensa immer mehr anschwoll (Schwanitz, 219) описывается "абстрактное" движение, обозначенное глаголом движения sich guälen (протискиваться). В реализуемом в данном случае временном шаблоне возникает концепт "преодоление пути, равного пространственному размеру прохода" ("динамическая интерпретация"). Метафора "пути" усматривается прежде всего в ситуациях, состоящих из сменяющих друг друга в реальном времени этапов, причем ситуация может являться, а может не являться ситуацией движения. В примере Der Flur führte an der Küche mit den schwarzweißen Bauernfliesen (Schütz, 23) обозначено статическое положение дел и описано метафорическое движение. В данном случае мы предлагаем говорить о виртуальном - умозрительном - "пути".

Ситуации, описываемые предложениями типа Sie blickte auf die Terasse, die zu dem Swimming-pool des Hotels gehörte (Peters, 7). Die Morgensonne fiel über die Giebel der gegenüberliegenden Häuser gelb und warm auf sein Gesicht (Süskind, 143), рассматриваются как ситуации перцептивного движения, т. е. как процесс зрительно воспринимаемого движения. Эти модели формализуются следующим образом: T= VPW + L° и T= VB + L°, где T - время; VPW - глагол перцептивного восприятия (das Verb des perzeptiven Wahrnehmens); VB - глагол движения (das Verb der Bewegung); L° - лексема со значением места (Lexem des Ortes).

Легко видеть, что идея движения по пути возникает за счет естественной упорядоченности точек пространства относительно субъекта восприятия или каким-то иным способом. Тем самым метафорический "путь" можно усмотреть во всякой динамической ситуации.

Лексико-семантическая парадигма глаголов состояния также содержит в себе понятийный компонент времени, являющийся общим имплицитным признаком, соотносимым не с моментом времени (отдельной точкой на временной оси) как таковым, а с временным интервалом:

^ Die ganze Zeit, die er ihn unter seinem Dach beherbergt und ausgeplündert hatte, war ihm nicht wohl gewesen (Schütz, 141); ” Sie lauerte auf dünne Stellen in dem bunten Teppich, den Margarete vor ihr ausbreitete(Keto von Waberer, 317) - глаголы обозначают пребывание на каком-то месте пространства, ограниченное длительным периодом времени.

В ситуациях, описываемых глаголами состояния, безусловно, присутствует процессуальный компонент, и его характеризация по протяженности вполне возможна. С объективной точки зрения состояния, как правило, должны протекать некоторое время, поскольку они не могут закончиться вскоре после некоторого (контекстно или ситуационно) заданного момента их возникновения. Иначе говоря, в предложениях с такими предикатами, с одной стороны, актуализируется темпоральное значение, приравниваемое моменту речи высказывания, а с другой стороны, передается футуральное пространственно-временное состояние, обусловленное тем, что оно будет продолжаться сколько-то времени после указанного момента.

^ В разделе 2.5 "Когнитивно-прагматические ситуации, репрезентирующие концепт "время-пространство" в художественном тексте" описываются и анализируются когнитивно-прагматические ситуации передвижения и состояния, реализуемые на уровне речевого контекста в акте репрезентации терминативных концептов. Следует отметить, что пространственно-временные отношения напрямую связаны не только с субъектом, но и с объектом предложения. Глаголы местоположения и перемещения в пространстве указывают лишь на общую характеристику пространства (среду) и направления, а их конкретная среда перемещения и направленность каждый раз конкретизируются в контексте при помощи глагольных префиксов, наречий и обстоятельств, предложно-падежных конструкций и различных контекстуальных уточнителей.

Важным фактором при вербализации восприятия категории пространства и перемещения во времени является простейшая ситуация движения. Как известно, она сводится к тому, что ее основной участник (перемещающийся или перемещаемый объект) последовательно на протяжении некоторого отрезка времени меняет свое местоположение. Те участки пространства, которые на протяжении этого отрезка времени последовательно занимает объект, составляют, в конечном счете, некоторое единое пространство, называемое траекторией движения. В составе траектории принято выделять следующие три лингвистически существенных участка, отражающие историю ее возникновения во времени: тот, где объект находился в момент начала движения (или исходный пункт движения - элатив); тот, где объект находился в момент завершения движения (или конечный пункт движения - директив); и все те участки, где объект находился между началом и концом движения (или маршрут - транслатив) [Плунгян, 1999]. Источником импликативного темпорального значения является параметр пространственной протяженности ориентиров, занимающих определенную пространственную площадь, поверхность, который при определенных условиях концептуализации может трансформироваться во временную протяженность (интервал).

Поскольку в немецком языке нет достаточной системной парадигмы форм способов действия, большинство глаголов движения относится к терминативным глаголам, которые обозначают "ограниченное во времени действие", потому что они преимущественно подразумевают определенную цель. Терминативные признаки глаголов (моментанность, инхоативность, финальность) усиливаются, ослабляются или модифицируются на уровне речевого контекста в отношениях предицирования со стороны контекстуальных уточнителей - локативов и директивов. Так, например, передвижение может быть представлено в контексте как соотнесенное не с одним, а с двумя пространственно-временными пределами, или, наоборот, оно может выражаться как протекающее в неопределенной, неограниченной пределами локальности.

Проведенный анализ позволил свести семантику пространственных ситуаций к определенному числу временных значений и выделить несколько типов когнитивно-прагматических моделей с позиции семантической категории временной локализованности/ нелокализованности.:

1. Когнитивно-прагматические ситуации передвижения, локализованные во времени

Их можно классифицировать на:

1.1. Инхоативные когнитивно-прагматические ситуации, имплицирующие элативный временной отрезок, т. е. с обозначением начального предела. Начальный момент движения, отправной пункт может быть в немецком языке как эксплицирован, так и не эксплицирован. Экспликацию мы встречаем и в случае, если начало движения содержится непосредственно в семантике предиката. Однако необходимо заметить, что совмещение значений приступа к движению и процесса движения свойственно не всем глаголам:

^ Wenn er dann in zweitem Stock, wo die Abteilung Kulturwort unterbracht war, vom Aufzug absprang, war er heiter und gelassen … (Böll, 209);

Für eine Sekunde stand Färber schwankend wie ein Rohr, dann griff er seine Tasche, drehte sich um und ging wortlos aus dem Sitzungszimmer (Schwanitz, 46). Локативные сочетания с предлогами aus и von, репрезентирующие отношения между концептуальными пространственными сегментами, указывают на временную точку, ограничивающую временной отрезок, с маркированием исходной границы, от которой начинается действие или процесс, а, следовательно, и отсчет времени.

Наиболее типичными для данного вида ситуаций оказываются ситуации с признаком эгрессивной предельности.

1.2. Когнитивно-прагматические ситуации, имплицирующие директивный временной отрезок, т. е. с признаком финальной предельности (с обозначением конечного предела действия, где действие происходит до определенного момента, ограниченного локальным детерминантом). Следует особо подчеркнуть, что конечный пункт движения в немецком языке практически всегда эксплицирован, в отличие от начального пункта.

В качестве доминирующего интегрального признака для данной пространственно-временной ситуации можно выделить "ограничение по длительности", который проявляется в том, что указывается конкретный момент времени, который соотносится с идеей геометрического представления времени в виде полуинтервала, ограниченного конечной точкой.

Разновидностями данного типа ситуаций являются

- Ситуации с признаком ингрессивной предельности (передвижение внутрь дистантного замкнутого пространства):

Er stieg im besten Hotel ab und bereitete von dort aus seine Hochzeit vor (Allende, 25); Der junge Mann sprang ins Zimmer und hielt triumphierend eine Rumflasche ins Kerzenlicht (Schütz, 334).

- Ситуации с признаком адверсивной предельности (ориентир к предмету):

Wie ein kleines gerupftes Huhn trippelte Sibylle eifrig vor ihr her zu ihrem Büro, schoss die Tür hinter Alice, drehte sich um … (Schwanitz, 166); Martin ging an die Theke, um die Telefonrechnung zu begleichen (Frisch, 197);

- Ситуации с признаком перверсивной предельности (ориентир через предмет):

Ich wühle mich quer durch das Zimmer an der Schnur zum Telefon … (Dörrie, 182); Wir liefen quer durch den fünfzehnten Bezirk zum Westbahnhof (Haslinger, 311).

- Ситуации с признаком прегрессивной предельности (рядом с предметом или мимо предмета):

^ Nach drei Stunden sind 187 Männer unter meinem Fenster vorbeigegangen … (Dörrie, 178); Einmal stand einer der beiden auf und kauerte sich neben Margarete auf den Boden, um ihr seine Uhr zu zeigen (Schütz, 335).

1.3. Когнитивно-прагматические ситуации, имплицирующие транслативный промежуток времени, в течение которого возможно осуществление одновременного действия, строго ограниченного начальным и конечным пространственными пределами, т. е. при совмещении признаков инхоативности и финальности. Эта модель перемещения в пространстве (начало - путь - конец) перекликается с концептуальным ориентированием во времени: Der Weg von seiner Wohnung in Eimsbüttel bis zum Hauptgebäude der Universität hatte er wie betäubt zurückgelegt (Schwanitz, 128);

Als er aufgelegt hatte, zog er die Karte aus dem Schlitz, ging über die Straße ins Rauchfaß, trat an die Bar und bestellte einen Doppelten (Peters, 131).

При этом длительность выступает как обозначение промежутка времени, охватываемого действием или несколькими действиями. Предлоги предложных конструкций интерпретируют точку отсчета как "начало" (исходное пространственное положение объекта или субъекта, от которого начинается движение или процесс), а конечную точку как некий фиксированный "предел", не позже которого совершается действие (пространственная точка, в которой завершается действие).

При рассмотрении связи временной локализованности со значением длительности мы пришли к заключению, что оно может придавать высказыванию значение локализованности во времени. Выделяя такие фазовые значения, как начало и завершение действия, которые включают в себя момент начала или завершения действия, мы можем характеризовать такие высказывания как локализованные во времени ввиду того, что сам момент начала или завершения действия соотнесен с осью времени.

^ 2. Когнитивно-прагматические ситуации передвижения, нелокализованные во времени.

В числе когнитивно-прагматических ситуаций передвижения, нелокализованных во времени, выделены следующие модели ситуаций перемещения и состояния:

^ 2.1. Когнитивно-прагматические ситуации, имплицирующие временной интервал, на протяжении которого осуществляется однородное или разнородное совокупное действие акциональной непредельности или процесс движения: Ich ging von Zimmer zu Zimmer und sprach über mich selbst, ohne die unselige Nacht auszulassen, die meine Lebenswege verändert hatte (Allende, 24); Auf der anderen Seite war es zwar heller, dafür donnerten direkt vor dem Fenster die Lastautos vorbei (Haslinger, 38).

2.2. Когнитивно-прагматические ситуации, имплицирующие время фреквентативного действия, которое характеризуется разнонаправленной повторяемостью отдельных, однородных актов передвижения: Ab und zu schrillte ein Geräusch durch die schlappe Mailuft (Heller, 114); Er ging im Zimmer auf und ab, sah in den graublauen Abend hinaus und auf den feuchten Asphalt der Straße (Ossowski, 237); Margarete trug viele bunte Wolltroddel im Haar, sprang im Hof hin und her und schüttelte den Kopf wie ein Zirkuspony … (Schütz, 339).

В данных контекстах глаголы движения и предложные сочетания сохраняют сему непредельности, поскольку они не содержат указания ни на конечную цель, ни на временную границу действия, а наоборот, говорят о повторяемости действия. Пространственные уточнители также способствуют восприятию действий как многократно повторяющихся.

^ 2.3. Когнитивно-прагматические ситуации, имплицирующие временной интервал непредельного итеративного действия, которое характеризуется целенаправленной повторяемостью какого-то события или действия, осуществляемого на базе предельных циклов передвижения, разделенных временными паузами: Seit drei Jahren gehe ich einmal in der Woche zu einer Psychotherapeutin, die mich darin bestärkt und mich für 120 Dollar in der Stunde eindringlich vor einer Beziehungsfalle warnt (Dörrie, 172); Wir gingen jedes Jahr am Pfingstsamstag auf das Straßenfest (Heller, 114); Sie fuhr täglich in der Frühe Richtung Stadt zur Arbeit ins Archiv (Schütz, 31).

Итеративный интервал может быть рассмотрен в строгом смысле слова как собственно интервал - временной промежуток между целостными действиями, представляющими собой неограниченный ряд.

Дефиниция высказывания в значении простой повторяемости сложна и неоднозначна. Их связь с семантикой временной локализованности/ временной нелокализованности проявляется в том, что конкретно-повторяющиеся действия находятся на стыке полярных значений временной локализованности/ нелокализованности, соединяя в себе черты конкретности и обобщенности. Так, по сравнению с однократным действием, которое соотносится с одним моментом восприятия, конкретно-повторяющиеся действия представляют уже определенную ступень отвлечения от единичной ситуации, лежащей в основе однократного действия, и воспринимаются с ряда точек на линии времени, отражая обобщенность ряда конкретных нелокализованных действий. С другой стороны, они воспринимаются с определенной суммы точек, соотнесенных с определенной суммой конкретных фактов, прикрепленных к определенному временному периоду, выражая тем самым значение локализованности.

^ 3. Когнитивно-прагматические ситуации временной обусловленности, выражаемые сложноподчиненными предложениями с придаточными времени.

В полипредикативных структурах с придаточными времени пространственные маркеры рассматриваются как разновидность темпоральных маркеров, выполняющих функцию дополнительного временного локализатора. В зависимости от значения пространственного репрезентанта в придаточных предложениях времени может быть описано действие, находящееся с главным в отношениях 1) темпоральной последовательности (Nachdem sie sieben Kilometer zu Fuß in die Richtung der Stadt gegangen war, gelangte sie zum Friedhof an das Grab seiner Frau (Schwanitz, 88).) или 2) одновременности (Als Anna im Hotel ankam, saßen die Männer in der Frühstücksstube (Schütz , 82).).

Временная локализация действий в сложноподчиненном предложении происходит посредством локальных опор, выдвигаемых в коммуникативный фокус придаточного и главного предложений. Тем самым фиксируется эвидентная фаза действия, которая служит временным ориентиром для развития последующего пространственного действия. Как правило, эвидентные изменения положения объекта функционируют в предложении в качестве обстоятельств мест и направлений [Кострова, 1999].

^ 4. Когнитивно-прагматические ситуации состояния

Когнитивно-прагматические ситуации состояния, как правило, удовлетворяют семантическим требованиям пространственно-временной локализации. При этом локализация, производимая в четко заданной пространственной точке, предполагает, в свою очередь, временной интервал. Возникают когнитивно-прагматические ситуации дуративного состояния. Время, совпадая с моментом речи, фиксирует в этом случае срединную фазу ситуации, а сама она рассматривается "изнутри", синхронно с ее протеканием, что придаёт ей вполне определенную аспектуальную характеристику: Da steht die Feuerwehr vorm Haus und diese Schauspielerin steht oben auf dem Fensterbrett und will sich aus dem fünften Stock stürzen, weil ihr das Leben nichts mehr bietet, wo der Mann weg ist (Schwanitz, 157).

Исключение составляют атемпоральные когнитивно-прагматические ситуации состояния, в которых форма предиката, выраженная атемпоральным глаголом, порождает вневременную ситуацию нелокализованности, точнее говоря, ситуацию, которая локализуется во времени только временем существования своих участников: Dieser Weg, der direkte Weg nach Napoule, führte an den Ausläufern des Tanneron entlang durch die Flusssenken von Frayere und Siagne (Süskind, 269).

Совершенно очевидно, что помимо глагольных форм показателями темпоральной отнесенности действия выступают пространственные детерминанты, значения которых влияют на экспликацию вариантов временной локализованности/ нелокализованности. Смысл каждой ситуации конкретизируется в условиях речевого акта, в которых фиксируются значения участвующих семантических актантов.

В Заключении подводятся итоги проведенного исследования, формулируются выводы, отражающие результаты проведенного анализа и намечаются перспективы дальнейшего изучения проблем.

Полученные в ходе исследования результаты подтверждают ранее высказанное предположение о том, что локативные семы, которые наряду с единицами собственно временной семантики, составляют соответствующее функционально-семантическое поле, могут характеризовать предмет, явление или событие с точки зрения его места во времени, длительности или внутреннего времени (однократности, периодичности, повторяемости и т.д.).

Метафорическая временная аналогия, реализуемая на уровне семантической структуры пространственных единиц, основана только на использовании концептуальных схем - прототипических пространственных ситуаций при использовании активно работающего импликативного механизма ее компонентов.

Рассмотрение контекстов, в которых проявляются эти средства имплицитной номинации, дает возможность увидеть, что определяющие компоненты в них выступают в виде сгустка признаков, которые присущи каждой конкретной пространственной ситуации и которые восходят к фонду знаний говорящего. Качественно новый темпоральный смысл конкретного текста обусловлен его коммуникативной эффективностью в том семантическом пространстве, которое задается этим текстом, а идентифицирующий временной признак релевантен лишь в его рамках. Общим является то, что временные концепты, возникающие на основе пространственных благодаря отражательным операциям, - это концепты, сформированные ментальной деятельностью.

Многоаспектный анализ имплицитной временной семантики с учетом различных способов реализации пространственного смысла позволяет сделать окончательный вывод о том, что при определенных условиях концептуализации лексико-грамматические средства функционально-семантического поля локативности принадлежат к периферийному сегменту функционально-семантического поля темпоральности, контаминируя пространственно-временные значения.


^ Основные положения диссертации отражены

в следующих публикациях:


Научные статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых

научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

1. ^ Петрянина, О.В. Лексико-грамматические средства выражения концепта "пространство-время" в современном немецком языке / О.В. Петрянина // Вестник Самарского государственного университета. Гуманитарная серия. - Самара, 2007. - №5/1 (55). - С. 28-33. - 0,6 печ. л.


Научные статьи, опубликованные в других изданиях:

2. Герасимова, О.В. (Петрянина) Выражение темпоральных отношений в терминах пространственных категорий в современном немецком языке /
О.В. Герасимова // Пространство и время в языке: Тезисы и материалы международной научной конференции 6-8 февраля 2001г. - Часть 1. - Самара: изд-во СамГПУ, 2001. - С. 72-83. - 0,25 печ. л.

3. Петрянина, О.В. Интерпретация концептуального времени через структуру категории локативности / О.В. Петрянина // Языкознание и литературоведение в синхронии и диахронии: Межвуз. сб. науч. статей. - Вып. I. - Тамбов: ТОГУП "Тамбовполиграфиздат", 2006. - С. 400-402. - 0,4 печ. л.

4. Петрянина, О.В. Когнитивная метафоризация как основа концептуальной взаимосвязи пространственных и временных отношений в современном немецком языке / О.В. Петрянина // Вестник Самарского государственного экономического университета. - Самара, 2007. - № 3 (29). - С. 185-188. - 0,6 печ. л.

5. Петрянина, О.В. Концепт темпоральности в локативных обстоятельствах художественного текста (на материале немецкой прозы) / О.В. Петрянина // Дискурсивный континуум: текст - интертекст - гипертекст: Материалы Всероссийской научно-практической конференции (май 2006г.). - Самара: изд-во СамГПУ, 2007. - С. 268- 273. - 0,4 печ. л.

6. Петрянина, О.В. Особенности временной ориентации немецких глаголов состояния / О.В. Петрянина // Альманах современной науки и образования [Текст]. - № 3: Языкознание и литературоведение в синхронии и диахронии и методика преподавания языка и литературы. В 3 ч. - Часть 1. - Тамбов: "Грамота", 2007. - С. 189-191. - 0,5 печ. л.









konkretizaciya-i-ocenka-summa-tehnologii.html
konkretnaya-zadacha-v-ramkah-problemi-na-reshenie-kotoroj-napravlen-proekt.html
konkretnie-rabochie-programmi-polzovatelya.html
konkretnie-temi-v-kotorih-vi-specializiruetes-spravochnik-trenerov-konsultantov-dlya-nekommercheskih-organizacij-v-rossii.html
konkretnie-voprosi-voznikayushie-v-federalnih-gosudarstvah-nekotorie-primeri-24.html
konkretnij-takticheskij-i-operativnij-plan-dejstvij-po-realizacii-programmi.html
  • learn.bystrickaya.ru/gorod-volgodonsk-stranica-5.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/proekt-na-temu-sorazmernost-ili-vnov-o-zolotom-sechenii.html
  • shkola.bystrickaya.ru/nedopustimost-prinyatiya-zavedomo-nezakonnogo-porucheniya-otchet-o-probnom-provedenii-zanyatij-i-metodicheskie-ukazaniya.html
  • notebook.bystrickaya.ru/grushevickaya-t-g-popkov-v-d-sadohin-a-p-osnovi-mezhkulturnoj-kommunikacii-uchebnik-dlya-vuzov-pod-red-a-p-sadohina.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/konkurs-socialnoj-reklami-dlya-starsheklassnikov-reklamnij-olimp-informaciya-budet-obyavlena-dopolnitelno-zayavki-i-tezisi-prinimayutsya-do-25-fevralya-2012-goda.html
  • composition.bystrickaya.ru/otvet-ne-menee-dvuh-evakuacionnih-vihodov-voprosi-i-otveti-po-test-gpn.html
  • studies.bystrickaya.ru/acronyms-idioms-and-slang-the-evolution-of.html
  • literature.bystrickaya.ru/bibliograficheskij-ukazatel-literaturi-postupivshej-v-biblioteku-iate.html
  • otsenki.bystrickaya.ru/spb-gu-centralizovannaya-bibliotechnaya-sistema-kolpinskogo-administrativnogo-rajona-sankt-peterburga-stranica-15.html
  • holiday.bystrickaya.ru/nio-koa-ga-e-angazhovala-za-rad-na-proektu.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/leninec-1953-30-dekabrya-vnov-sozdano-literaturnoe-obedinenie-intervyu-s-vipusknikami-moskovskogo.html
  • crib.bystrickaya.ru/instruktivno-metodicheskoe-pismo-ministerstva-obrazovaniya-respubliki-belarus-o-prepodavanii-uchebnogo-predmeta-matematika-v-20102011-uchebnom-godu-tipovimi-uchebnimi-planami.html
  • esse.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-po-predmetu-biologiya-klass-8.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/528-muzika-uchrezhdeniya-sovetskoj-osnovnoj-obsheobrazovatelnoj-shkoli.html
  • literatura.bystrickaya.ru/rukovodstvo-obrazovatelnih-uchrezhdenij-i-pedagogi-vseh-predmetnih-oblastej-zachastuyu-zadayut-sebe-takoj-vopros-kakie-dolzhni-bit-sozdani-usloviya-organizacii-uchebnogo-processa.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-pedagoga-po-russkomu-yaziku.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/raspisanie-zanyatij-programmi-innovacionnaya-deyatelnost-v-nauke-i-visshej-shkole-11-22-aprelya-2011-g.html
  • studies.bystrickaya.ru/glava-4-zakon-vospriyatiya-neprelozhnih-zakona.html
  • writing.bystrickaya.ru/filosofiya-drevnej-grecii-6.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/v-p-bisyarina-detskie-bolezni-stranica-2.html
  • desk.bystrickaya.ru/perechen-dokumentov-neobhodimih-dlya-postupleniya-v-aspiranturu.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/glava-1-metodicheskie-osnovi-formirovaniya-sistemi-upravleniya-ekonomicheskoj-bezopasnostyu-banka.html
  • znanie.bystrickaya.ru/ahvostokov-n-s-chemodanov-izdatelstvo-editorial-urss-p7312-g-moskva-pr-t-60-letiya-oggyabrya-d-05175-ot.html
  • holiday.bystrickaya.ru/metodicheskie-ukazaniya-rassmotreni-i-rekomendovani-k-izdaniyu-metodicheskim-seminarom-kafedri-materialovedenie-i-tehnologiya-metallov-26.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/osnovanie-blagoveshenska-amurskoj-oblasti.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/kursovaya-rabota-po-filosofii-na-temu-nemeckaya-klassicheskaya-filosofiya.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/uchebno-tematicheskij-plan.html
  • letter.bystrickaya.ru/nejrofiziologiya-sensornih-putej-spinnogo-mozga-mgu-im-m-v-lomonosova-i-gumanitarnom-institute-dlya-studentov.html
  • otsenki.bystrickaya.ru/sovershenstvovanie-turistsko-ekskursionnogo-obsluzhivaniya-inostrannih-turistov-v-sankt-peterburge.html
  • doklad.bystrickaya.ru/v-what-is-the-procedure-of-making-amendments-to-contracts-uchebno-metodicheskij-kompleks-dlya-studentov-vseh-specialnostej.html
  • universitet.bystrickaya.ru/strategii-povedeniya-v-konflikte.html
  • school.bystrickaya.ru/6-poryadok-raboti-kluba-oblastnoj-smotr-konkurs-bibliotekar-ekolog-materiali-uchastnikov-smotra-konkursa-vip-1.html
  • reading.bystrickaya.ru/latvijskaya-social-demokraticheskaya-rabochaya-partiya-nablyudenie-za-ispolzovaniem-administrativnih-resursov-pered.html
  • kolledzh.bystrickaya.ru/7-nalbandyan-karina-arisovna-dokladi-zaslushannie-na-plenarnom-zasedanii.html
  • report.bystrickaya.ru/internet-resursi-grizlov-b-v-monitoring-smi-24-aprelya-2008-g.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.