.RU

Л. Московкин - Юбилеи


Л. Московкин: Людмила Михайловна, я совершенно не собираюсь вступать с вами в спор, но обозначить позицию придется, потому что для меня как журналиста осталось два правозащитника: Людмила Алексеева и Лев Левинсон. Левинсон, кстати, об Америке говорит нечто противоположное. Там точно так же, как у нас, подбрасывают наркотики и судят за наркотик с пакетом штукатурки на столе, и для суда это нормально. Но это так, к слову.

Главное то, что сейчас врут практически все поголовно. Я это утверждаю как журналист, и вы практически единственный newsmaker (то, что я вам говорил до лекции), кто понимает вопросы, которые я задаю, старается ответить, и самое главное то, что вы говорите, практически полностью потом идет на ленту. Даже мой любимый Сергей Адамович, мой коллега по первой работе, он тоже генетик, с борьбы с Лысенко начинал свою правозащитную деятельность, говорит то, что абсолютно невозможно опубликовать. Почему так получается, я не знаю.

Что касается правозащитного движения, оно абсолютно точно в кризисе. Я не думаю, что вы не работали раньше над «Хроникой текущих событий» по субботам и воскресеньям. Сейчас мы в понедельник получаем пачки сообщений, которые патологически устаревают, и, как ни странно, закон об НКО вдохнул жизнь в правозащитные организации, которые были в кризисе. Пошли сообщения с критикой этого закона.

У меня к вам есть несколько вопросов. Каковы ваши отношения с Общественной палатой? И вчера на Совете Федерации Озеров сказал о подготовке секретного приказа Минобороны в ответ на секретные же распоряжения Президента, которые только последуют, о применении вооруженных сил, которые должны детализировать применение вооруженных сил в борьбе с терроризмом (это в исполнении этого закона).

^ Л. Алексеева: Можно подробнее, я не поняла.

Л. Московкин: Вчера председатель Комитета по обороне и безопасности Совета Федерации, который представлял закон о противодействии терроризму сенаторам, сказал… Там, кстати, было очень много разумной критики, гораздо больше, чем у правозащитников, этого закона при обсуждении закона в Совете Федерации, так что трудно считать болванами наших парламентариев. Он сказал, что будет секретный приказ Минобороны, который детализирует применение вооруженных сил (это все в ответ на сбивание самолетов и т.д.). Просьба к Вам, или, может, Вы сразу ответите, сможете ли Вы достать этот приказ и опубликовать. Озеров дал понять, что текст уже существует. Спасибо.

^ Л. Алексеева: Я сначала все-таки отвечу на вашу реплику, а не на вопросы. Спасибо вам за лестный отзыв обо мне, но я была бы очень несчастным человеком, если бы после 40 лет в правозащитном движении оказалось единственным правозащитником в этой стране. Это бы значило, что зря я 40 лет этим занималась. Вы бываете только на пресс-конференциях, а Вы не поленитесь, придите когда-нибудь на семинар, когда мы приглашаем наших коллег из регионов, работающих в регионах правозащитников.

В нашей литературе был общий тон, что интеллигенции уже нет, и все в прагматизме погрязли, и все о деньгах думают, и совесть потеряли и т.д. Есть замечательная русская интеллигенция (русская – я имею в виду по культурной традиции, я не знаю, кто из них какой национальности), подвижники. Сейчас, конечно, легче быть правозащитником в том смысле, что за это не грозит тюрьма. Хотя иногда случается и такое тоже: и тюрьма, и психбольница. Но это единичные случаи, нам очень быстро удается этих людей оттуда выручать, в отличие от советского времени, когда это был большой срок и полная безнадежность, ничего мы сделать не могли.

Но и нынешние правозащитники – это подвижники. Ни карьеры здесь не сделаешь, ни богатства не наживешь. А люди работают. Это маленькие организации, но если и удается время от времени оплачивать эту работу, то одному-двум человекам в организации и то на время выполнения какого-то проекта. А потом довольно длинный период, когда ничего не платят, а потом опять что-то удается. Т.е. люди обязательно должны иметь какую-то работу, чтобы они содержали себя и свою семью. Это все люди образованные: учителя, инженеры, экономисты – разные. Но они делают это после работы, придумывают себе такую работу, на которой меньше зарабатываешь, но все-таки остается время на эти дела.

Здесь не только карьеры не сделаешь и богатства не наживешь, но и благодарностей особых не заслужишь. Это я знаю по своему опыту. Случилось что-то с человеком, он обращается со своей просьбой. Стараешься ему помочь. Он приходит, звонит, напоминает, приносит какие-то бумажки, которые нужны, советуется и т.д. И я тоже что-то делаю, чтобы благополучно решить его проблему. Потом вдруг замечаю, ой, что-то уже, наверно, месяц прошел, а человека не видно. Я знаю, почему: значит, все в порядке. Дело решено, только он забыл в последний раз позвонить и сказать «спасибо». И очень редко бывает, когда человек не забывает это сделать. Бывают такие люди, даже иной раз с букетом придет, но это редко. А, как правило, забывают позвонить. Поэтому если работать за «спасибо», то не надо идти в правозащитники, это довольно безнадежное дело.

Люди работают. Почему? Я думаю, наверно, из тех же соображений, из которых я работаю. Я еще в 10 классе, когда я никакой правозащитницей не была и вообще таких людей в нашей стране не было, это еще сталинское время, выписала у себя в тетрадочку (у меня такая тетрадочка с любимыми изречениями) изречение еврейского мудреца Гилеля (I в. н.э.): «Если я не за себя, то кто же за меня? Но если я только за себя, то зачем я?». Это люди, у которых хватает энергии, сердечного порыва заботиться не только о себе, о своей семье, но еще о тех окружающих, которым они в состоянии помочь.

Я вам скажу, что первые правозащитники российского времени – это люди обычно среднего или чуть выше среднего возраста и среди них почти не было юристов. Как правило, какой-нибудь учитель. Его, например, незаконно уволили с работы, и он, как советовал уважаемый господин адвокат, не имея денег на адвокатов, не имея еще никаких правозащитников, куда можно было бы обратиться и можно только на себя надеяться, он садился и начинал читать все относящиеся к этому законы и начинал пробивать свое дело, и выигрывал его. И приходил в такой восторг, что, оказывается, можно выиграть по закону. И ему хотелось тем, чему он с таким трудом научился, с таким трудом добился, помочь людям сделать то же самое. Собиралось несколько таких доброхотов, и они начинали консультировать людей. Они были никакие не юристы, их возможности были очень ограничены.

Сейчас у нас другое. Наше движение очень помолодело. И его омоложение сопровождалось повышением его профессионализма. Потому что за последние годы движение растет, в основном, за счет молодых юристов, журналистов и т.д., которые приходят сюда уже как профессионалы, считая, что им здесь интереснее работать, чем в своей основной профессии. Почти никто из них не работает за деньги. Они где-то работают – зарабатывают, а у нас работают как волонтеры.

Недавно один очень известный адвокат-трудовик, не буду называть фамилию, я бы даже сказала, мой давний друг. Мы много лет не виделись, случайно встретились на улице, и он говорит: «Ой, Людмила Михайловна, я все собираюсь вам позвонить, хорошо, что я вас встретил. Вы знаете, я работаю в одной иностранной фирме, прекрасно зарабатываю. Но мне осточертело с утра до вечера учить их уворачиваться от налогов. Давайте я все-таки буду хотя бы два вечера приходить к вам и делать что-то для души». Понимаете, вот такие люди приходят. Причем в Москве их гораздо меньше, чем в провинции.

Русская интеллигенция в том понимании, которое мы получили о ней из русской литературы, сохранилась в регионах, в Москве ее меньше, или в большом городе просто меньше видно, не знаю. Это ответ на ваш вопрос, что я одна. Ничего подобного.

И еще хочу сказать. Правозащитные организации у нас стали создаваться где-то начиная с 1993-1994 гг., сразу после Конституции, и люди, которые пришли в движение, люди с дипломами, и люди немолодые, обремененные семьями и необходимостью зарабатывать на них, большинство этих людей, не будучи юристами, пришли в эти организации и остались в них работать. Они закончили вечерние колледжи и институты как юристы. Почти все. Я когда об этом случайно узнала на семинаре, говорю: «Как, вы окончили заочно юридический институт?». Мне ответили: «А что? Не я один, многие». Я говорю: «Поднимите руки, кто окончил из вас и кто учится на юридических факультетах». И когда почти все подняли руки, я разревелась. Потому что это значит, люди будут этим заниматься до конца жизни, раз они пошли и хотят делать это дело как профессионалы.

А вы говорите, нам делать нечего. Не стали бы люди этим заниматься. Поверьте мне, это не идиоты. Они бы не стали так строить свои жизни, если бы нам нечего было делать в этой стране.

Про Общественную палату. Простите, мне так надоело про эту Общественную палату рассказывать. Разве она стоит того, чтобы о ней столько говорить.

(Аплодисменты)

Все-таки я отвечу на вопрос. По-моему, это выдает обеспокоенность властей тем, что действительно не только правозащитное движение, но и вообще население начинает задумываться над тем, что делает власть, над ее законностью. А это не в интересах нынешней власти, которая предпочитает жить по понятиям. Поэтому такая масштабная задумка. Сначала нас взяли на Гражданский форум, если вы помните, в 2001 году, и на этом форуме предложили выбрать – тогда называлось Гражданская палата. Мы должны были выбрать. Для чего? Для того, чтобы потом нас, что называется закатали в асфальт, а в качестве муляжа гражданского общества остался этот орган. Мы отказались выбирать, сказав, что мы не съезд, выбранный каким-то легитимным образом, и у нас нет никаких прав от имени наших организаций кого бы то ни было выбирать. Ничего не получилось. После этого нас пытались подавить с помощью налоговой политики. Здесь тоже удалось отбиться на 70 процентов. Тогда стали готовить закон об НКО, который уже подписан, с апреля вступил в силу и, конечно, очень затруднит нашу работу, и одновременно уже не Гражданскую палату, а общественную, которую нам не предлагают выбирать, а ее просто назначает Президент. Если палата назначенная, и она общественная – это уже секрет тех, кто все придумывал.

Это идея, уничтожив гражданское общество, заменить его муляжом. Вообще-то в современном государстве полагается иметь гражданское общество, у нас все как у людей. По советскому времени: когда из-за границы говорили, что они хотят иметь дело с общественностью – пожалуйста, вам советский Комитет защиты мира или Комитет советских женщин, или Комитет молодежи. У нас все это было, весь «джентльменский набор». Были чиновники, которые получали зарплату за свою работу общественными деятелями.

Что-то похожее, но в несколько модернизированном виде, представляет собой Общественная палата. Тем не менее даже при назначениях каким-то чудом туда попало несколько вполне разумных человек, и меня поразило и обрадовало, когда после того, как я ругала Палату на протяжении всего периода подготовки закона о ней и формирования ее, они трижды писали письма и Президенту, и в Думу с тем, чтобы закон об НКО оставили на их рассмотрение, на широкое обсуждение общественности. Но, конечно, пренебрегли и в данном случае обошлись без Общественной палаты.

Теперь, когда Общественная палата существует, мое отношение к ней такое. Я стараюсь ее, как теперь говорят, «не пиарить». Зачем облегчать задачу тем, кто эту палату создал и сам будет ею заниматься, пускай они ее и «пиарят». А если она мне чем-нибудь в каком-то конкретном деле, кто-то из членов Общественной палаты может помочь, то я, конечно, обращусь к этому члену Общественной палаты, потому что за каждым таким делом стоит судьба человека, и тут уже не до такого: ах, я видеть вас не хочу, иметь с вами дело не хочу. Конечно, буду с ними работать.

Совсем недавно встретилась с членом палаты господином Зыковым, очень порядочный человек. Он руководитель организации «НАН» – «Нет Алкоголю и Наркотикам». И поскольку у Московской Хельсинкской группы есть такой проект – права ВИЧ-инфицированных и больных СПИДом – то, конечно, я по возможности буду использовать его помощь, как и господина Левинсона, я с вами согласна, он замечательный правозащитник и очень эффективный работник.

А второе, секретный приказ – откуда ж мне его знать. Вы же знаете, в чем меня подозревают, неужто они мне секретные приказы будут сообщать.

^ Р. Доброхотов: Давайте заглянем немного в будущее. В 2007-2008 гг. у нас будут выборы Парламента и Президента. Само по себе это одно из основных демократических прав, во-вторых, от того, будет ли у населения возможность осуществить свободный выбор, или эти выборы приобретут декоративный характер, будет наследование власти – от этого зависит ситуация со всеми теми правами, которые защищает Московская Хельсинкская группа. Это момент довольно важный, в каком-то смысле – точка бифуркации.

Предположим, мы сейчас находимся в 2008 году, и если сохранятся существующие тенденции, то, скорее всего, это будет сильное административное давление, фактически не будет шанса создать какую-то реальную альтернативу действующей власти в информационном пространстве, на государственных каналах, скорее всего, будут серьезные фальсификации. Тут у нас и у вас как у Московской Хельсинкской группы, и у сидящих здесь в зале, как у простых граждан, есть две модели поведения. Либо вести себя, как ведем себя обычно, то есть просто говорить об этом, делать какие-то заявления, заниматься тем же, чем сейчас. Либо это некоторая украинская модель, то есть ненасильственные акции, но акции прямого действия: выйти на площадь. В каком-то смысле это политика, защита своих конституционных прав какими-то реальными уличными действиями. Какую из этих альтернатив в действии вы поддерживаете, и в каких действиях будете участвовать?

^ Л. Алексеева: Спасибо за вопрос. Сразу отвечу: ни ту, ни другую. Что касается выборов 2007-2008 гг. Московская Хельсинкская группа с 1999 года регулярно вела мониторинг выборов и федеральных, и региональных с помощью наших партнеров в регионах. В 2007-2008 гг., если все останется, как сейчас: такое же законодательство и такой же настрой в стране – я не буду предпринимать усилий для мониторинга выборов. Поправки к закону о выборах, которые были внесены в течение последних полутора лет, делают невозможным: во-первых, легальное участие независимых общественных наблюдателей в выборах, в них могут участвовать только наблюдатели от партий. Мне говорят: «Подумаешь, ну, запишитесь наблюдателями от какой-нибудь партии». Но, простите, мы же еще в советское время действовали легально. С какой стати мы будем делать вид, что мы от партии, когда мы – независимые общественные наблюдатели. Поэтому мы будем добиваться отмены поправки о выборах. Но если поправки сохранятся, перекрашиваться под партийных наблюдателей мы не будем.

Зарубежные наблюдатели возможны по новым поправкам о выборах только в случае, если их пригласит в данный регион или на федеральном уровне избирательная комиссия. Этой аудитории не нужно объяснять, кто будет советовать избирательной комиссии, предположим в 2007-2008 гг., кого приглашать, а кого не приглашать. Поэтому эти выборы, хотя и не советские выборы, где нам вообще предлагали выбирать из одного кандидата, что просто издевательство над людьми, но, по-моему, тут для нас нет никаких перспектив, и избраны будут те, кого хотят избрать люди, сидящие в ЦИКе, и люди, которые назначили их в ЦИК и за ними наблюдают.

Не имеет смысла мониторить эти выборы. Просто не имеет смысла. Это выморочная работа, может быть, даже придающая легитимность выборам. При таком законе о выборах независимым наблюдателям там делать нечего. А если отменяют независимых наблюдателей, как вы думаете, зачем их отменяют и отказываются от иностранных наблюдателей? Разумеется, для того, чтобы выборы фальсифицировать. Эти выборы, разумеется, и будут фальсифицированы.

^ Р. Доброхотов: А к украинскому варианту вы как относитесь?

Л. Алексеева: Во-первых, кто сказал, что у нас обязательно будет украинский вариант. Мы совсем другая страна, и говорят, что, ах, на Украине была революция, а у нас нет. Погодите, у нас была революция давно. То, что Украина пережила в прошлом году, у нас было в августе 1991 года. И дай Бог украинцам, на нашем опыте они поумнели. Я, кстати, сегодня разговаривала по телефону с руководителем Украинской Хельсинкской спилки, то есть Украинского Хельсинкского союза, Евгением Захаровым. И он говорил: «Ну, мы-то все уже знаем, что случилось у вас после 1991 года, мы постараемся не допустить такого перерождения властей, которое случилось у вас».

Будет ли у нас украинский вариант. Не думаю. Во-первых, потому что у нас уже это было. А во-вторых, потому что возмущения в стране возможны, но совсем не обязательно это должно быть в связи с выборами, скорее, может быть, например, в связи с проведением жилищно-коммунальной реформы. Мы видели, что у нас волнения самой вроде забитой, неорганизованной части – пенсионеров – вызвало идиотское проведение закона о монетизации льгот. Поэтому волнения возможны, но совсем не обязательно в связи с выборами.

У нас так быстро все меняется. Я, исходя из нынешней обстановки, говорю, что я не думаю, что в 2007-2008 гг. возможны волнения, но до них еще столько времени, что все может перемениться, поэтому, может, и мое мнение переменится. Но сейчас я думаю, что нет, не будет волнений в связи с выборами. Я смотрю на 2007-2008 гг. так, что будет ли там это: нынешний Президент или операция «Преемник», или еще какой-нибудь финт – не знаю. Но, в общем, они сделают то, что хотят, чтобы остаться у власти.

Но я совсем не пессимистично смотрю на наше будущее. Я просто считаю, что откат от демократии на обратное движение, обратно к демократии, произойдет не в 2007-2008 гг., а лет через 10-12. Почему я так думаю? Потому что та демократия, которая у нас началась с Перестройкой, давайте честно скажем, никто из нас эту свободу не завоевывал, она на нас свалилась как манна небесная.

Еще в советское время было такое частушечное двустишие: «Мы проснулись – «Здрасьте, нет советской власти!». Вдруг закон о прессе, о свободе совести и т.д. Я думаю, что очень большую роль в этом сыграло то, что уже 25 лет у нас было правозащитное движение, и образованная, активная часть общества ценила эти вещи и понимала необходимость. Именно по тем направлениям, на которых настаивали в течение 25 лет правозащитники, у нас были приняты, прежде всего, и самые демократичные законы. Но то, что не завоевывается, а падает сверху, люди легко утрачивают. Вот мы сейчас это и утрачиваем или утратили.

Но эти 10-15, даже не 10, а 15-20 лет, это не демократия – то, что у нас было. Это просто ослабление давления на общество со стороны властей, поскольку власти после краха Советского Союза были слишком заняты дракой наверху, кто из них окажется самым главным, кто какой кусок схватит и т.д. Эта борьба шла и на федеральном, и на региональном уровнях, им до нас не было совершенно никакого дела. И пока им до нас не было дела, у нас успело быстро-быстро созреть гражданское общество. Что поразительно. Потому что 15-20 лет – это не исторический срок для таких изменений. Вспомните присловье про английский газон, который полагается стричь 300 лет, чтобы он прилично выглядел.

У нас все это быстрее происходит. Конечно, наше гражданское общество еще слабое, особенно по сравнению с нашей могучей бюрократией, которая ему противостоит, история которой идет с допетровских времен до наших дней с некоторыми мутациями. Кто бы ни находился у власти, даже если нам подфартит и там окажется очень приличный человек, все равно у власти есть свои законы. Власть тогда считается с обществом и с гражданами, когда общество достаточно сильно, чтобы власть к этому принудить. Мне кажется, что у нас это произойдет примерно через 10-12 лет. Почему? Потому что костяк гражданского общества, которое у нас есть сейчас, составляют не политические партии. Про политические партии я вам не буду объяснять, вы знаете ситуацию с ними. Костяк общества все-таки составляют не политические, а общественные организации, эти самые НКО, против которых неслучайно придумали закон. Их в Минюсте зарегистрировано больше 600 тысяч, и я думаю, что действует не меньше незарегистрированных. Конечно, часть из них – только на бумаге, конечно, значительная часть – это досуговые организации (песня и пляска, нумизматика, цветоводство и т.д.). Но все-таки большая часть – социальные организации и, я сказала, около 2 тысяч правозащитных, экологических организаций, и особенно активны – гражданские.

Весь большой (даже для нашей большой страны) сектор НКО состоит из маленьких группок. Активных граждан, но это маленькие группки. Такой вид у нас имеет на нынешней стадии гражданское общество. Совместного энергетического заряда этих маленьких группок недостаточно для того, чтобы на равных разговаривать с нашей бюрократией, принудить ее уважать своих граждан, Конституцию и законы.

Это будет только тогда, когда у нас будут массовые народные движения, когда различные группы общества научатся объединяться для защиты своих интересов. Такие движения у нас только нарождаются. Самые заметные, самые известные из них, думаю, каждый из вас уже заметил – это движение автомобилистов. Примут закон против, эти ребята начинают протестовать, и Дума отступает, и закон меняют. Такой баланс поддерживается уже много времени.

Другое движение, всенародное, которое выросло снаружи, и его ни я не организовывала, ни британский империализм не оплачивал – это движение жильцов бывших общежитий. Эти люди попали в законодательный вакуум, их дома никому не принадлежат, поэтому у них очень легко отобрать их жилье. Люди просто защищают свое право на жизнь. Что значит право на жилье – это право на жизнь. Эти люди – беднота, у них ничего нет, кроме жалких квартир в полуразрушенных домах. Они объединились во всероссийском масштабе, выходят на митинги, на демонстрации, собирают съезды. Они обратились к Уполномоченному, теперь они добиваются внесения законодательных поправок в Думу и т.д. Я могу перечислить еще такие движения, еще не заметные, еще не такие солидарные, как движение автомобилистов, но уже явно появляющиеся в нашей стране.

Я считаю, при той скорости общественного развития, которая присуща нашей стране, 10-12 лет уйдет на развитие таких движений. И я как председатель старейшей правозащитной организации сейчас буду тратить свои силы не на мониторинг выборов, а на поддержку новых движений и на то, чтобы передать им наш опыт и ту помощь, которую мы можем оказать. Потому что когда эти движения станут солидной силой, тогда, кто бы ни оказался у власти, он будет договариваться с обществом, и тогда мы будем демократической страной. Не бог, не царь и не герой – только мы сами.


magistrant-izhogin-dm-magistrant-neplyueva-ma-voronezhskij-gosudarstvennij-universitet-g-voronezh.html
magistratura-dlya-liderov-studenti-s-novim-obrazom-mishleniya.html
magistratura-zhne-doktorantura-departament.html
magistraturaa-tsushler-shn-mamandi-bojinsha-emtihan-sratari-6m0506-ekonomika-ksporin-ekonomikasi-pn.html
magistraturaa-tsushler-shn-mamandi-bojinsha-emtihan-sratari-6m0704-esepteu-tehnikasi-zhne-badarlamali-amtamasiz-etu-aparat-teoriyasi.html
magistrska-programa-retorika-e-obsdena-i-odobrena-ot-fakultetniya-svet-na-filosofski-fakultet-i-ot-akademichniya-svet-na-su-sv.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/lebed-a-i-za-derzhavu-obidno-s-299-igor-yakovlevich-froyanov.html
  • thescience.bystrickaya.ru/instrukciya-po-podgotovke-doklada-glavi-mestnoj-administracii-gorodskogo-okruga-municipalnogo-rajona.html
  • textbook.bystrickaya.ru/innovacionnie-pedagogicheskie-tehnologii-na-urok.html
  • write.bystrickaya.ru/glava-16-magnitnie-svojstva-veshestva-uchebnoe-posobie-napisano-v-sootvetstvii-s-dejstvuyushej-programmoj-kursa-fiziki.html
  • gramota.bystrickaya.ru/zadi-tlalardi-memlekettk-ajta-trkeu-olardi-filialdari-men-kldktern-eseptk-ajta-trkeu-memlekettk-krsetletn-izmet-reglament.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/obnovlennij-otchet-po-evropejskim-esko-paolo-bertoldi-stranica-5.html
  • shkola.bystrickaya.ru/tehnologii-programmirovaniya-web-chast-4.html
  • znanie.bystrickaya.ru/47soderzhanie-i-zakonnaya-sila-zaochnogo-resheniya-a-m-gatin-shpargalka-po-grazhdanskomu-processualnomu-pravu.html
  • teacher.bystrickaya.ru/glava-8-razvitie-psihologii-v-rossii-v-poslerevolyucionnij-period-m-i-enikeev-obshaya-i-socialnaya-psihologiya.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/v-podmoskove-konkurs-luchshij-po-professii-sredi-vospitannikov-korrekcionnih-uchrezhdenij-viii-vida-s-legkim-otstavaniem-v-umstvennom-razvitii-provoditsya-uzhe-sh-stranica-6.html
  • uchit.bystrickaya.ru/struktura-i-soderzhanie-obsheobrazovatelnogo-kursa-informatiki-i-ikt-na-sovremennom-urovne.html
  • lesson.bystrickaya.ru/osnovnie-principi-reabilitacionnogo-lecheniya-invalidov-i-lic-s-ponizhennoj-trudosposobnostyu.html
  • tasks.bystrickaya.ru/1obshie-svedeniya-11-pc-kontrolleri-na-sovremennom-etape-yu-a-dolgov-diplomnaya-rabota.html
  • student.bystrickaya.ru/33-oformlenie-perechislenij-3-1-obshie-trebovaniya-k-izlozheniyu-teksta.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-disciplini-hozyajstvennij-stroj-rossii-napravlenie-podgotovki-080100-ekonomika-magisterskaya-programma-ekonomika-predprinimatelstva.html
  • tests.bystrickaya.ru/metodi-rascheta-teplovih-processov-v-stacionarnom-pereklyuchayushemsya-regenerativnom-teploutilizatore.html
  • universitet.bystrickaya.ru/too-kb-diagnostik-rk-040707-almatinskaya-oblast-ilijskij-rajon-p-boraldaj-aeroport.html
  • thesis.bystrickaya.ru/programma-18-maya-00-00-registraciya-uchastnikov-seminara-00-15.html
  • kanikulyi.bystrickaya.ru/vtoruyu-i-poslednyuyu-chast-ego-zhizni-i-zahvativayushee-izlozhenie-ego-stranica-12.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/konkursnoj-aukcionnoj-komissii.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/vladimir-akirov-vklad-bezhencev-iz-rossii-v-horovoe-iskusstvo-i-cerkovnoe-penie-v-serbii.html
  • education.bystrickaya.ru/33total-commander-2-zakonodatelnaya-baza-dokumentooborota-20.html
  • pisat.bystrickaya.ru/strasburg-ne-ukaz-vedomosti-gazeta-moskva-liliya-biryukova-natalya-kostenko-polina-himshiashvili24-06-2011-11-stranica-16.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/sankt-peterburgskie-vrachebnie-vedomosti.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-klinicheskoj-ordinaturi-po-terapii-oblast-primeneniya.html
  • desk.bystrickaya.ru/perevodcheskaya-transkripciya-lekciya-1-problemi-opredeleniya-perevoda-predposilki-vozniknoveniya-perevodcheskoj-nauki.html
  • spur.bystrickaya.ru/lekciya-innovacionnaya-politika-i-innovacionnaya-strategiya-predpriyatiya.html
  • kanikulyi.bystrickaya.ru/zayavka-na-uchastie-v-respublikanskoj-akcii.html
  • exam.bystrickaya.ru/zhihodchilar-dzhihadisti-pravozashitnij-centr-memorial-.html
  • bukva.bystrickaya.ru/razdel-v-proekt-gosudarstvennogo-kontrakta-aukcionnaya-dokumentaciya.html
  • report.bystrickaya.ru/heresh-e-dvorci-sankt-peterburga-i-okrestnosti.html
  • doklad.bystrickaya.ru/uchebnoe-posobie-tambov-2002-g-avtori-sostaviteli-kuzmina-n-v-inkova-n-a-zajceva-e-a-tolstih-s-g-osnovi-raboti-v-internet-uchebnoe-posobie-ch-tambov-izd-vo-tgtu-2002-s-40-stranica-4.html
  • znanie.bystrickaya.ru/7-soprovozhdenie-uchenika-na-obrazovatelnom-marshrute-programma-prinyata-utverzhdena.html
  • studies.bystrickaya.ru/cenovaya-politika-firmi.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/sorbcionnie-svojstva-kompozitov-na-osnove-termorasshirennih-grafitov.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.